О музее / К 100-летию со времени основания музея / Век back

20 апреля. «Удостоверная» история

119 / 229

Служебное удостоверение Д.И. Ильина, заведующего секцией охраны памятников искусства Томского комиссариата народного просвещения. Томск. 1920 год (из фондов ТОКМ)

Современный человек не мыслит себя без паспорта, ИНН, СНИЛСа, медицинского полиса и ещё целого ряда документов, которые не просто удостоверяют личность, но и дают право на какие-то льготы: бесплатный проезд, субсидии, дополнительные выплаты и т.д. Давно известна поговорка: «Без бумажки ты букашка, а с бумажкой – человек». Для каждого документа придумана особая форма, печатают их на специальных бланках. Хотя на горизонте и светит электронная трудовая книжка и другие электронные «мандаты», мы не торопимся расставаться с привычными бумажными документами.

Как же выглядели они сто лет назад, в 1920 году? В Томском областном краеведческом музее сохранились их образцы – несколько удостоверений. На четвертушке, в лучшем случае – половине, листа, отпечатанные на машинке или написанные вручную, с подписями удостоверяющих личностей и подчас даже без печатей (хотя за таковые мог сойти штамп учреждения в левом верхнем углу)… Привередничать не приходилось – суровый и скудный 1920 год! Вот, например, удостоверение Д.И. Ильина, одного из основателей ТОКМ, сделано на обороте бланка Томского губернского управления, ещё дореволюционного времени; бланк, между прочим, отпечатан типографским способом в отличие от жмущегося на его «спинке» документа революционной эпохи.

А между тем, в контрасте с невзрачным и непритязательным видом, эти «бумажки» в 1920 году имели очень большое значение в повседневной жизни. Они давали право занимать должность, проводить инспекции, собирать митинги, получать доплаты и даже заменяли порой паспорта. Приказом коменданта Томска, изданным ещё 17 января, без удостоверений нельзя было передвигаться по Томску. Нарушителей ждал денежный штраф или тюремное заключение на 1–3 месяца. А в апреле 1920 года томская газета «Знамя революции» опубликовала целую серию распоряжений местных властей по этому поводу.

Первым (6 апреля) появился приказ «по гарнизону гор. Томска и его окрестностей» начгара товарища Уральца. «Для успешной борьбы с контрреволюционными элементами, спекулянтами, дезертирами и бандитами, для удобства вылавливания их» приказ предписывал «всем правительственным, кооперативным и общественным учреждениям отобрать у всех своих служащих все документы, выдав взамен только удостоверение с фотографической карточкой». Все остальные учреждения должны собрать все документы от служащих, за исключением паспорта, и дать от себя удостоверение. В военных учреждениях и войсковых частях удостоверения с фотокарточкой полагались только командному и административному составу… Срок действия документов –1 месяц, т.е. ежемесячно удостоверения полагалось менять. Срок исполнения – до 25 апреля.

9 апреля уже томская учека распорядилась по тому же поводу, но с несколько иным содержанием, вступив в противоречие с приказом начальника гарнизона.

1. «Установлено, что многие советские учреждения выдают своим служащим и сотрудникам удостоверения без обозначения срока, что даёт возможность всевозможных злоупотреблений. В связи с этим чека предписывает всем советским учреждениям выдавать удоствоерения на 3 месяца, по истечении какового удостоверения должны возобновляться. При увольнении со службы удостоверения обязательно отнимаются у их владельцев.

2. Замечено, что многие граждане до сих пор живут по всевозможного рода удостоверениям, документам, выданым, как прежней советской властью,1 так и при Колчаке. Находя такое явление ненормальным, ибо оно даёт возможность скрыться преступным элементам, чека вменяет в обязанность всем советским учреждениям выдать своим служащим новые удостоверения.

3. Все старые удостоверения, кроме паспортов, коим не вышел ещё срок, объявляются недействительными и должны быть сданы в соответствующие учреждения.

4. За неисполнение сего приказа несут овтественность заведующие отделами и также те граждане, кои не озаботятся своевременным получением документов. За неисполнение сего приказа предлагается следить томской городской и уездной рабоче-крестьянской милиции».2

Так что же делать «всем советским, кооперативным и общественным учреждениям»? Кого слушаться – начальника гарнизона или начальника чека? «Отбирать все документы» или только старые удостоверения? Выдавать новые удостоверения на 1 месяц или на 3? А фотокарточки, правда, нужны? (думается, недешёвое тогда удовольствие)…

Можно представить себе, какое началось смятение в умах ответственных за претворение в жизнь этих разноречивых приказов. А ведь за их неисполнение грозили судом!

Боевитому начальнику гарнизона пришлось пойти на уступки. Но небольшие и недалеко. Был отнесён всего лишь на середину мая срок исполнения приказа….

Раскаты томского, говоря современным языком, «кипиша» дошли до губернского начальства. Из Новониколаевска в Томский уездный ревком полетела телеграмма, на основании которой председатель Томского уездного революционного комитета Сумецкий сказал своё веское слово в этом споре: «Советским организациям гражданского ведомства от выполнения приказа начгара… в части, касающейся фотографирования служащих, впредь до особого распоряжения ревкома воздержаться».3

Вопрос о сроках действия новых удостоверений повис в воздухе…

Впрочем, насколько «тщательно» выполнялись тогда подобные распоряжения, можно судить по тому, что уже знакомое нам удостоверение Д.И. Ильина не было «отобрано» в том же 1920 году, а оказалось в составе коллекции других его личных и служебных документов в нашем музее…

 

___________________________________________________________________________________________________________

[1]Т.е. в 1918 году

[2] Знамя революции. 1920. 15 апреля.

[3] Знамя революции. 1920. 24 апреля.