О музее / К 100-летию со времени основания музея / Век back

6 апреля. С ведром и коромыслом

178 / 274

Баба, несущая воду. Художник Ф.А. Малявин. Начало XX века (источник: artchive.ru/filippmalyavin)

«Коромысло с ведром

Загремело на весь дом:

Никто по воду не ходит.

Коромысла не берёт.

Стали жить по новой моде

Завели водопровод».

Так писал Самуил Маршак в стихотворении «Вчера и сегодня» в 1925 году. Однако как минимум ещё 60 лет у наших соотечественников не только в сельской местности, но и в городах, коромысло и вёдра для воды были непременными предметами домашнего быта. Томск не был исключением. В начале 1920-х годов только лишь около 20% томских домов были подключены к центральному водоснабжению. Воду доставляли водовозы в огромных бочках, набирая её из водоразборных будок томского водопровода. Но томским беднякам накладно было платить за доставку, и потому такие горожане за водицей ходили сами с коромыслом и вёдрами к водоразборным будкам, колодцам, а бывало, на Томь, Ушайку, к ключам.

К 1920  году томский городской водопровод за 15 лет своего функционирования имел изрядную степень изношенности и запущенности. Часто случались перебои в его работе из-за дефектов проржавевших труб, вода из которых утекала в землю. В реку попадали нечистоты из-за отсутствия канализации, а водопроводные очистительные фильтры выходили из строя. Водоразборные колодцы-бассейны были загрязнены. Многие из них сооружались из некачественной древесины, которая быстро покрывалась плесенью.

Некоторые ремонтные работы стали проводить уже в 1920 году, в частности, у многих колодцев деревянные прогнившие резервуары были заменены бетонными. Дополнительное же сооружение домовых ответвлений и водоразборных сооружений началось только после 1922 года, а в свои жилища «приход» воды большинство томичей дождались ещё нескоро. Поэтому коромыслу не приходилось подолгу «на гвоздике повисать».