О музее / К 100-летию со времени основания музея / Век back

27 мая. Старое реальное – в новую трудовую

221 / 367

Томское Алексеевское реальное училище. Улица Магистратская,1 8. Конец XIX – начало XX века (из фондов ТОКМ)

Даже там, где жизнь меняется стремительно

и резко, как, например, в революционные эпохи,

при всех видимых превращениях сохраняется гораздо

больше старого, чем полагают обыкновенно, и это

старое господствует, объединяясь с новым в новое

единство.

Ханс Георг Гадамер

 

И снова о переменах в школьном деле. Время великого перелома – становление новой советской школы. Но так ли стремительны были перемены?

Несмотря на упразднение декретом о единой трудовой школе градации дореволюционных учебных заведений, в 1920 году всё-таки сохранялись прежние названия, по крайней мере в быту. Например, первое в Западной Сибири Томское Алексеевское реальное училище, будучи преобразованным в трудовую школу 2-й ступени, томичи так и так и называли – 1-ое реальное училище.

Томское реальное училище ведомства Министерства народного просвещения, названное Алексеевским в честь великого князя Алексея Александровича, было открыто в 1877 году. Это было среднее учебное заведение. По вступительному испытанию в него принимали мальчиков всех сословий с 10–12 лет. Их готовили к практической деятельности на поприще торговли и промышленности, а также к продолжению образования в высшей школе. Основной курс обучения составлял шесть лет, но был и седьмой дополнительный класс. В дополнительном классе обучение проходило на двух отделениях – химико-техническом и механико-техническом.

По декрету 1918 года, трудовая школа 2-ой ступени являлась продолжением школы 1-й ступени. Учились в ней 4 года дети от 13 до 17 лет. Основой обучения в советских школах был общественно-необходимый производительный труд. Он не только был связан с обучением (в качестве практического подкрепления знаний), но и являлся средством воспитания достойных граждан страны Советов. Труд для них должен был стать естественной жизненной потребностью. В школе ученики знакомились с разнообразными формами производства и приобщались к общественно-полезному коллективному труду.

Учебно-практическая база, созданная в реальном училище, как нельзя лучше позволяла решать новые задачи советской школы. В учебном заведении были слесарная, токарная, столярная мастерские, оснащённые специфическими механизмами и инструментами. Физический и химический кабинеты имели всё необходимое для проведения лабораторных работ. В училищном музее содержались палеонтологические, ботанические, зоологические образцы для изучения естествознания, географии и биологии сибирского региона. Законодательство о единой трудовой школе предписывало каждому учебному заведению организовать пришкольный участок для занятий и работы учеников. Для него нашлось место во дворе. Наконец, училище оставило в наследство будущим поколениям две богатейшие библиотеки. В ученической и фундаментальной библиотеках содержалась литература для подготовки и всестороннего развития школьников и педагогов. В 1920 году учебные и методические пособия для новой трудовой школы по большей части находились ещё в стадии разработки. Поэтому учителя советских школ пользовались дореволюционными изданиями, рекомендованными наробразом.

Интересно сравнить учебные дисциплины реальных училищ и трудовой школы 2-й ступени. Продолжая образовательные традиции реалистов, школьники знакомились и с основами метеорологии и геологии. На смену естественной истории пришло естествознание, вместо отечественной и мировой истории – обществоведение, вместо космографии – астрономия. Советские школьники в отличие от реалистов закон божий не изучали: в связи с отделением церкви от государства и школы от церкви преподавание какого-либо вероучения теперь не допускалось. Иностранные языки также не вошли в учебные программы 1920 года. Зато ритмическому воспитанию, пению и драматизации придавалось большое значение. Их целью было формирование гармонически развитой личности. Причём, выполнять программные требования должны были равно все ученики, не зависимо от природных способностей. В отличие от этого реалистов, неспособных к пению, освобождали от занятий: для чего же «мучить» детей, без пользы тратить время и силы учителя и портить стройный хор!

В «старом» реальном училище не было спортивного зала, и занятия гимнастикой проходили нерегулярно. Потому новому руководству приходилось ломать голову – как устроить помещение для ритмических упражнений. Ведь считалось, что они «приводят к общему укреплению воли и повышению жизненной энергии». Необходим был и пункт питания: его тоже не было раньше, а новый порядок предусматривал для всех школьников обязательные горячие завтраки.

О наказаниях. По Декрету о единой трудовой школе, телесные наказания не допускались. Не допускались они и в реальных училищах до революции. Однако раньше для мальчишек-реалистов, которые злостно нарушали дисциплину и порядок, был карцер. В него могли посадить на сутки, на хлеб и воду. Решения о таких наказаниях, как и другие вопросы училищной жизни, принимались педагогическим советом.

В советской же школе кроме педсовета учреждался школьный совет. Это был выборный ответственный орган школьного самоуправления. В него входили работники учебного заведения, представители трудового народа из школьного района, старшеклассники и представитель от отдела народного образования.

Весь школьный коллектив представлял собой своеобразную коммуну. Члены её объединялись в группы и кружки, союзы преподавателей, союзы детей и молодёжи. Теперь бесплатное обучение давало всем школьникам-коммунарам равные возможности. Впереди была новая интересная жизнь!

________________________________________________________________________________________________________________

[1] С 14 мая 1920 года и до настоящего времени – улица Розы Люксембург, 8.