О музее / К 100-летию со времени основания музея / Век back

9 октября. Кипяток на станции

17 / 299

Фритьоф Нансен. Горячая вода для чая на Сибирской железнодорожной станции. 1913 год (источник изображения)

 

«Когда поезд прорезает стрелку, на полках бряцают многочисленные чайники и подпрыгивают завернутые в газетные кульки цыплята, лишенные ножек, с корнем вырванных пассажирами».

Илья Ильф, Евгений Петров «12 стульев». 1927 год

Чайник – необходимая вещица, которую путники брали с собой в дорогу, отправляясь в дальнее путешествие на поезде. В 1920 году по всей стране Советов широко разворачивалось восстановление железных дорог и всего железнодорожного хозяйства. В ходе множественных субботников восстанавливалась работа депо и железнодорожных станций. На освобождённых территориях постепенно возобновлялось хоть и с большими трудностями более или менее регулярное движение поездов. Вагонный «быт» вступал в свои права. Но как же он отличался от современного!

В это время проблемы с продовольствием не всегда и далеко не всем пассажирам позволяли запасаться в поездках пресловутыми яйцами и курами, но попить чайку или хотя бы кипяточку с хлебом зачастую было возможно…

Однако ни водонагревателей, ни плит в поездах с деревянными вагонами тогда не было. Титаны появились только в 1946 году, когда начался выпуск цельнометаллических вагонов. Вот и приходилось народу чайники с собой везти, чтобы набрать кипятка во время остановки.

«Весь в парах, взлязгивая буферами, с протяжным шипением тормозов Вестингауза останавливался очередной пассажирский или почтовый поезд у перрона. Пока меняли паровоз или заправляли его водой, пассажиры устремлялись за кипятком. В кубовую выстраивалась очередь. Подходили к двум высоким бакам с кранами. На одном было написано «Холодная вода», на другом – «Горячая вода» (бачков с питьевой водой в вагонах тоже ещё не было). Кран для горячей воды был с деревянной ручкой, как в бане, чтобы не обжечься1. –Типичная картина дорожного быта второй половины XIX – первой половины XX века.

Недалеко от вокзала на перроне каждой более–менее крупной станции стоял небольшенький домик с надписью «Кипяток» или «Кубовая для кипятку». Строить их стали во второй половине XIX века. При остановке пассажирского поезда кипяток и холодную воду для пассажиров вагонов первого и второго класса набирали проводники в специальные ведёрные чайники. Пассажиры третьего класса заботились о себе самостоятельно и возили с собой ёмкости, а на станциях выстраивались в очередь к «водогрейкам»2. За время стоянки поезда надо было успеть запастись кипятком.

В кубовой помещалось специальное оборудование – очаги с котлами и кранами, выходившими наружу. Инженер путей сообщения Аркадий Андреевич Катикман указывал на антигигиенические условия в станционных кубовых: «… часто пассажиры, по недосмотру водогрейщика, разбирают второпях только лишь горячую, но некипячёную воду. Правда, на некоторых станциях принимаются против этого меры; так самый простой способ запирать на ключ краны с непрокипяченой водой, но обычно этого примитивного приспособления ненадолго хватает и в лучшем случае, если его не уворуют, то сломают. На более благоустроенных станциях в водогрейках помещают котлы с автоматической подачей кипячёной воды, и если вода не превратилась в кипяток, то из крана не выльется ни одной капли»3.

Согласно первому Уставу железных дорог 1885 года, стакан кипятка стоил копейку4. Но множественные нарекания по поводу качества воды, которая не всегда доводилась до кипения, а иногда и её отсутствия привели к некоторым изменениям. К 1907 году Управлением железных дорог было принято решение о бесплатном получении кипятка на станциях I и II классов и за 1-3 копейки за чайник на станциях III класса5.

После 1917 года с наступлением советской эпохи все пассажиры на всех станциях обеспечивались кипятком бесплатно. Если, конечно, он был. Заторы на железнодорожных линиях, скопление множества поездов у станций и разъездов, задержки с отправкой до 10–12 суток приводили к трудностям снабжения пассажиров питанием и чистой водой. В докладе председателя РТЧК (Районной транспортной чрезвычайной комиссии) Ануфриева, проводившего обследование Пермской железной дороги в августе 1919 года, отмечено: «На разъездах № 21 и № 22 (Пибанынур) нет не только кипятку, но и воды, кроме болотной. Результат – холерное заболевание в одном из эшелонов». И это был не единственный случай на российских железных дорогах в послереволюционные годы. Война, хозяйственная разруха, голод, эпидемии, нехватка рабочих рук. Не случайно Владимир Маяковский отметил в стихотворении 1921 года: «Воду кипятить – работы масса».

 

Чайник. Медь. Конец XIX века (из фондов ТОКМ)

 

Самовар ведёрный. Тула. Начало XX века. Сделан по заказу Сибирской железной дороги. Использовался на томском железнодорожном вокзале (из фондов ТОКМ: фрагмент выставки «Чайный путь»)

 

Бывшая кубовая для подогрева питьевой воды, станция Новгород-на-Волхове. 2015 (источник изображения)

 

__________________________________________________________________________________________________________

[1] Вульфов А. Б. Повседневная жизнь российских железных дорог. М., 2007. С. 135.

[2] В досоветской России в вагонах 1-го класса, как правило, ездили богатые люди и чиновники, 2-го класса – люди среднего достатка, 3-го класса – простолюдины. С установлением советской власти классность вагонов была отменена.

[3] Катикман А.А. Железные дороги 1825–1925. Л., 1925. С. 76.

[4] Вульфов А.Б. Повседневная жизнь… С. 135.

[5] Станции I класса – это крупные сортировочные, грузовые и пассажирские станции. Станции II и III классов - участковые и небольшие грузовые станции. См.: Шупикова А. О. Организация и функционирование системы медицинского обслуживания железнодорожников Сибири (конец XIX в. – 1917 г.)