Коллегам / Культурно-образовательная работа / Тематические встречи

«Война – рассказы и воспоминания»

7 / 12

17 января  в рамках военно-патриотической программы «Война – рассказы и воспоминания» состоялись две встречи ветерана Великой Отечественной войны, блокадницы г. Ленинграда Г.Н. Мухиной со студентами 1-го курса Томского колледжа культуры и с учащимися 9-го класса школы № 32. На встречах Галина Натановна рассказала, как выживали люди в блокаде, как её малолетним ребенком родственники вывозили по «Дороге жизни», как они приехали в Сибирь и остались здесь, став томичами.

 

Встреча с ветераном Великой Отечественной войны Ф.Т. Бондаренко

 

12 сентября 2019 г. в рамках военно-патриотической программы «Война – рассказы и воспоминания» в музее состоялась встреча ветерана Великой Отечественной войны Ф.Т. Бондаренко со студентами Томского техникума информационных технологий.

Фёдор Тимофеевич рассказал, как в 1944 году он в 18 лет ушёл на фронт, как воевал, участвовал в освобождении Венгрии, Австрии, Чехословакии. Поведал молодому поколению о четырёх правилах, которых он придерживался на войне и которые помогли ему выжить. Опыт Фёдора Тимофеевича всегда поучителен для молодого поколения.

«Пока я жив, всегда готов рассказывать. Мы должны нести людям правду. Даже если не все ученики, а двое-трое ребят возьмут на вооружение то, что я им рассказал, – тогда моя жизнь не зря прошла», – говорит ветеран.

Томский областной краеведческий музей им. М.Б. Шатилова многократно приглашал Ф.Т. Бондаренко на свои мероприятия. Предлагаем познакомиться с его рассказами на одной из таких встреч.

Если не я, то кто?

Я вырос в селе в Каргасокском районе в большой семье — нас было двенадцать детей. Мы все знали, что будет война, потому что нас окружали капиталистические страны. Я уже в пятом классе был ворошиловским стрелком, имел значок противохимической и санитарной обороны.

Радио у нас не было, вести привозил почтальон. От районного центра до нас было километров 20, и мы только на второй день, 23 июня, узнали, что началась война.

Мне запомнились слова отца, участника Первой мировой войны: «Сын, запомни! Германцев мы победим, это вопрос времени». И сразу, в первые же дни, один город сдали, потом другой... У нас карта висела — мы следили за военными действиями, флаг переставляли — наша территория всё меньше, меньше… Я тогда только восьмой класс окончил. Отец сказал мне: «Кончай учиться, пойдем работать, стране нужна продукция». И мы пошли заготавливать рыбу в Гослов.

Чтобы рыбаки не разбегались из артели, на нас наложили бронь — с ней не брали в армию. А мы все так были воспитаны: а как это без меня война закончится? Сам, никого не спросив, поступил в девятый класс и весной 1944 года пришёл в военкомат. Там стригут будущих солдат. А парикмахеру что? Если сел к нему человек — надо стричь. Так я, уже лысый, пошёл документы оформлять, и никто меня ни о чём не спросил. Ну а потом я сел на пароход и даже не простился ни с кем. Только когда мимо моей деревни проплывали, вышел на палубу и про себя попрощался: «Простите меня, отец и мать. Еду защищать Родину. Если не я, то кто?».

Три совета полковника

Выгрузили нас в Ачинске и стали обучать. Стою на вахте, мимо идёт старший лейтенант. Я ему отвечаю по форме, он спрашивает: «Сколько классов окончил?». «Девять», — отвечаю. «Логарифмы знаешь?» Я аж присел… У нас ведь какая была математика: a + b = c. А мы учительнице: Марь Иванна, да где ж такое в жизни бывает?.. Старший лейтенант мне вопрос — я ему ответ, он ещё — я отвечаю. Он говорит: в артиллерию пойдёшь? Я про себя думаю: пехота идёт пешком, а артиллерию тянет кобыла. С какой скоростью она — с такой скоростью и я, быстро вперёд продвигаться буду! Согласился.

Набрал старший лейтенант грамотных парней-сибиряков, а учил нас раненый фронтовик. Я быстрее всех схватывал, поэтому он меня оставлял остальных доучивать. И когда нам подали 41 вагон на

фронт, меня выбрали адьютантом начальника эшелона. Ехал в отдельном вагоне, со мной ещё был врач-полковник, ему больше 60 было.

Полковник смотрел на меня, смотрел и обратился: «Слушай, ты куда едешь?». «Защищать Родину», — говорю. «А мне кажется, что к тёще на блины… Да ты в мясорубку едешь, в мясорубку!».

Потом помолчал и снова: «Я воюю уже четвёртую войну. Если ты мои три совета выполнишь, я тебе гарантирую 95–96 процентов жизни. Остальные четыре процента — пуля-дура, никто не знает, куда она полетит». Я ему: «Сила воли у меня есть, я всё выполню. Говорите!».

«Запомни, сибиряк: воюет не пулемёт, не автомат, не самолёт, воюет голова человека. Ты должен обхитрить врага и уничтожить. Для этого какая нужна голова? Не большая, не умная, а трезвая. Пока ты воюешь, у тебя во рту ни грамма спиртного не должно быть.

Не пей — первый совет. Вот останешься живой, вернёшься, выучишься, будешь работать и только потом думай — пить или не пить. То, что мы победим — сомненья нет, только я не знаю, когда.

Второй совет. У ваших ног будет всё чужое добро — не бери ничего. Это второй совет. Останешься живой, вернёшься, выучишься, будешь работать, будут деньги — сам себе и подружке всё купишь.

Совет третий: пока ты воюешь — забудь о девчатах. Вот останешься живой, вернёшься домой — там сотни, тысячи девчат, ждут вашего возвращения — выбирай любую. Но пока воюешь — ни-ни».

И я видел, как наши ребята травились водкой, даже не доехав до фронта. Погибали, польстившись на золотые часы на заминированном трупе врага, пропадали, попав в засаду из-за хорошенькой Марты. Я поклялся, что советы полковника выполню, — и слово сдержал. Поэтому, наверное, и жив до сих пор.

Курица или собака?

Я до сих пор думаю, даже ночью просыпаюсь и думаю — откуда у нас силы взялись для победы? Враги обученные, хорошо одетые… Считаю, победили мы потому, что была сплошная ненависть к врагам и горячая любовь к Родине.

Я такой пример часто привожу молодёжи: кто, по-вашему, сильнее — курица или собака? Отвечают — вы что, смеётесь? Конечно, собака! А я говорю: когда курица с цыплятами, её ни одна собака не возьмёт. Она подлетает, вцепляется в спину — а собака хвост поджала и убежала. Разве курица в этот момент о себе думает? Нет, о цыплятах, чтобы их не тронули. Так и мы шли в бой.

Часто спрашивают: «А вам страшно было? Боялись вы смерти?». Да некогда было об этом думать! Я вот вас спрашиваю — к вам зашёл вор, ночью, вы же ему не говорите — ты зачем пришёл? Хотя он под два метра, а ты, может быть, всего метр пятьдесят. Ты на него бросаешься, он тебя гнёт, а ты его — зубами! Ты в это время разве о смерти думаешь? Вот и мы не думали.

Или вот когда нас опустили на землю, к противотанковым истребительным пушкам, и мы расстреляли танк на семи метрах — всего на долю секунды я как наводчик опередил врага. А ещё б чуть-чуть — и был такой Фёдор Тимофеевич — и нету. Разве можно в это время думать о смерти?

Большие глаза

На войне мне повезло. Я три державы освободил — Венгрию, Австрию, Чехословакию. Был ранен, но в госпиталь не поехал. День Победы встретил в строю, в городе Новоградец.

О молодёжи мнение хорошее — с кем разговариваю, вижу по глазам, что они молодцы. Но историю им неправильно преподают — когда начинаю рассказывать, они делают большие глаза. Многие не знают, кто такой Жуков даже. Но всё равно я убеждён — они правду узнают, им только нужно помочь.

Уверен, случись беда — на примере своих дедов и прадедов молодые выстоят, защитят Родину, не пожалев своей жизни.

Фёдор Тимофеевич Бондаренко

Родился 12 января 1926 года в Каргасокском районе Томской области. На фронт ушел 30 апреля 1944 года. Был назначен наводчиком противотанковой истребительной пушки 121 отдельного Гвардейского истребительного противотанкового артиллерийского дивизиона. При формировании десантных артиллерийских войск освоил также полеты на аэростатах и прыжки с парашютом. Освобождал Венгрию, Австрию, Чехословакию. Имеет более 30 правительственных наград. После демобилизации в 1946 году поступил в Томский машиностроительный техникум. Окончил его с отличием, затем работал в техникуме преподавателем, заведующим вечерним отделением, а потом и заместителем директора по учебной работе. Сегодня Фёдор Тимофеевич — председатель областного Совета ветеранов воинов-десантников Великой Отечественной войны и Вооружённых сил, поёт в городском хоре ветеранов. www.uc.tomsk.ru/news/archive/fedor_bondarenko_molodezh_vse_ravno_pravdu_uznaet

К.Б. Подковыркин, Е.И. Доровенчик, Е. Маланина

 

  

 

Дети Великой Отечественной войны

 

11 октября в рамках военно-патриотической программы «Война – рассказы и воспоминания» состоялась встреча детей Великой Отечественной войны с учащимися 8 классов школ № 12 и № 32. Татьяна Александровна Богомякова, Галина Дмитриевна Баранова, Нина Михайловна Мальцева рассказали о том, как их отцы ушли и не вернулись с фронта, как неполные семьи выживали в условиях войны, как дети учились и помогали взрослым в тяжелейших условиях.

  

    

 

Дети-узники концлагерей

 

М. И. Лобачёва (слева),
Р. И. Баталкина (справа)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К мученикам гитлеровского зловещего «нового порядка» горестная правда о войне относит несовершеннолетних узников фашизма. Более 5 миллионов детей были узниками концлагерей и других мест принудительного содержания, разбросанных по всей оккупированной Европе. По данным Международного союза бывших несовершеннолетних узников фашизма, тогда остался в живых только один из десяти.

24 октября в рамках военно-патриотической программы «Война – рассказы и воспоминания» состоялась встреча студентов Томского техникума информационных технологий с бывшими несовершеннолетними узниками концентрационных лагерей Марией Ивановной Лобачёвой и Раисой Ивановной Баталкиной.

Участников встречи глубоко взволновал рассказ людей, которым выпала эта доля.

Студенты услышали рассказы о том, как во время Великой Отечественной войны их семьи вывезли в Германию. Как взрослым приходилось работать, а над детьми проводились медицинские опыты. Как множество узников концентрационных лагерей было убито, погибло от жестоких издевательств, болезней, голода, тяжёлого физического труда и бесчеловечных медицинских опытов.

Правда о войне должна остаться в сердцах и памяти людей нашей страны, 75 лет назад победившей фашизм.

Мария Ивановна Лобачёва

Я родилась в Белоруссии, в Минске, перед самой войной. Вместе со старшим братом и родителями нас сослали в Польшу, в концлагерь. Мне было 4 года, а брату – 6. Наверное, нас должны были сжечь, но, наверное, с печью что-то случилось, и нас отправили в Германию, в город Меттман. Там был лагерь – 2 барака и колючая проволока. В этом лагере мы были 1,5-2 года. Там было тяжело. В лагере были русские, белорусы и дети других национальностей. На нас испытывали лекарства, брали кровь. Наш лагерь освободили американцы.

Я помню, как американский солдат подошёл ко мне, я не могла ни ходить, ни говорить, была короста на всем теле. Помню, что он меня взял на руки, говорит что-то, сам плачет и даёт мне сахар. А я его отпихиваю, потому что нам постоянно давали какие-то лекарства, а сахар я не знала. Нас в лагерь привезли около 300 человек, а осталось 58. Потом нашли какой-то особняк, и нас немного подлечили, потому что мы не могли ни ходить, ни разговаривать.

На Родину нас отправили эшелоном на товарняке, по дороге погибло много людей. Особенно когда ехали по Польше. Поляки зверствовали, стреляли по эшелону. Это была страшная дорога.

После войны мы до 1954 года жили на Урале с родителями, которые нас нашли. Я закончила школу. Я знала немецкий язык лучше русского, потому что в лагере нас били за каждое русское слово. Поэтому по совету учителя я поступила в педагогический институт и стала учителем немецкого языка.

Мы переехали в Верхнекетский район, посёлок Клюквинка, где я прожила 45 лет.

Я полюбила этот суровый край, сибиряков, которые всегда готовы подставить плечо. Здесь живут очень добрые люди. Я горжусь этим посёлком, где каждый второй рабочий был Ветераном труда. Например, Наставко Владимир Семёнович, обычный тракторист – Герой социалистического труда.

Из Клюквинки мы переехали в г. Томск, где нам дали квартиру в микрорайоне Зелёные Горки. Здесь я встретила замечательного человека, ветерана войны из Моряковки, который был в плену в Польше, а после освобождения снова стал воевать и был награждён орденом Красной Звезды. Мы жили в одном доме, сейчас он ушёл из жизни. Он всегда говорил, что честь купить нельзя, её надо заработать.

Дорожите дружбой, будьте добрыми, доброта возвышает человека! Вы не успеете оглянуться, как будете такими же старыми, как мы сейчас. Мы очень старались, чтобы наша страна поднималась после войны, теперь все зависит от вас. Спешите делать добро!

Раиса Ивановна Баталкина

Р. И. Баталкина

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я помню, как в нашу деревню на Орловщине вошли фашисты. Они начали стрелять гусей, забирать коров, раздавались звуки губной гармошки. Немцы пели, а мы дрожали.

В 1942 году сожгли нашу деревню. Вместе с другими людьми маму, и нас, троих детей, погнали под Тулу, мы шли 25 км пешком. Отстающих били прикладами, потом погрузили в вагоны.

Потом на три месяца нас поместили в концентрационный лагерь, где половина людей умерла от голода и болезней. Мама с детьми попала на работу к немцу. Пока мама и братья работали, я сидела в «каменушке», оставалась одна. Братья работали, старший – на лошади, младший - на быках. Быки были упрямые и брата били, но мама не давала его бить. Там мы были до 1945 года. Мама приходила в «каменушку», приносила еду, это была картошка и щепоть сахару, мне давали немного молока. 30 апреля начали бомбить, вырвало дверь, мама и младший брат были ранены. Хозяин свою семью в это время вывез в убежище, а мы прятались в поле. Мы нарвали камышей и укрывались ими, потому что в Германии лесов мало.

В 1945 году мне было 7 лет. Прошлое не забывается, я помню отчетливо, как мы увидели нашу конницу. Шло много солдат, мы поняли, что это наша армия, которая взяла Берлин.

Из Германии нас вывезли в Кёнигсберг. Там мы находились на поляне. Помню первый обед на поляне - нашли свеклу, сварили ее в солдатском котелке и ели. В Калининграде (Кёнингсберге) мы были целый год. Брат и мама там работали, брат - на разборе завалов, мама готовила и стирала.

В 1946 году мы вернулись на Родину. Все было сожжено, была цела только печь и подвал, подвал был полон трупов солдат. Отец мой погиб на фронте, он похоронен в Подольске. Старший брат в 33 года умер от ран. Мама умерла в 58 лет.

Я училась в железнодорожном техникуме, потому что там была стипендия и давали общежитие. Я проработала на железной дороге 35 лет, а вся последующая жизнь после войны мне нравилась. Я всего добилась сама, своим трудом. Сейчас мне 82 года.

Самое основное – учитесь, дружите и любите свою Родину, как свою маму. Вы живете в хорошее время, но вы еще не знаете, что вам придется пережить.

          

 

Встреча детей войны со студентами

3 октября в рамках военно-патриотической программы «Война – рассказы и воспоминания» состоялась встреча детей войны Нины Константиновны Былиной, Надежды Алексеевны Омяго, Валиды Георгиевны Хайрулиной, Валентины Андреевны Пашковой со студентами Губернаторского колледжа социально – культурных технологий и инноваций. На встрече дети войны рассказали о том, как их отцы ушли на фронт и не вернулись, как неполные семьи выживали в условиях войны, как они, дети, учились и помогали взрослым.