О музее / К 100-летию со времени основания музея / Век back

9 февраля. Чрезвычайной ситуации – чрезвычайные меры

223 / 262

Банка аптечная для мыла. [Германия, Берлин]. Бытовала в Томске в 1910–1920-е годы (из фондов ТОКМ)

 

Тиф, голод и холод – лихие враги

Вот новые три генерала

(В.В. Маяковский)

 

«Последним врагом» называли в Советской России тифозную эпидемию, оставшуюся «в наследство» от колчаковской власти. Всюду в городах и на железнодорожных станциях были оставлены тысячи больных сыпным, брюшным и возвратным тифом, причём нередко больные были оставлены без всякого попечения и медикаментов. Эпидемия разрасталась, из всех уездов в Томск поступали просьбы о направлении к ним медперсонала, хоть какой-нибудь помощи.

Главным штабом по ведению сражений на противоэпидемическом «фронте» стала Чрезвычайная комиссия по борьбе с тифом – Чекатиф. В Томске отделение комиссии состояло из председателя Томского ревкома Шумкина, секретаря Бернштейна и врача, члена эвакуационного пункта Упорова.

Чекатифу предоставлялась вся полнота власти по проведению необходимых мер по борьбе с эпидемией. Была объявлена мобилизация медиков. В ведение комиссии поступал весь медицинский персонал Томска: врачи, лекарские помощники, сёстры милосердия, фармацевты» и даже зубные врачи. К работе были привлечены также студенты–медики всех курсов.

Чекатиф имел безоговорочное право оставить в своё пользование любое помещение для развёртывания госпиталей, чем бы ни были заняты эти помещения. В распоряжение чрезвычайной комиссии поступали все запасы мыла и мыльного порошка, каустической соды, дезинфекционных средств, медикаментов, любых материалов, необходимых для ремонта и оборудования лечебных заведений, бань, прачечных, дезинфекционных камер, а также необходимого топлива, транспорта, находящихся на всех – государственных и частных – складах.

Виновные в неисполнении распоряжений Чекатифа подлежали суду военного трибунала.