О музее / К 100-летию со времени основания музея / Век back

30 июля. Драма на Оби

9 / 220

 Открытка «Пароход «Богатырь» Е.И. Мельниковой». [Томская губерния, издание пароходства Е.И. Мельниковой. 1912 год] (источник изображения)

 

В ходе Вьюнско-Колыванского мятежа погиб один из участников революционных событий в Томске, в 1920 году возглавлявший Новониколаевскую (Томскую) губернскую ЧК. Имя Александра Васильевича Шишкова известно в нашем городе хотя бы потому, что ему установлен памятник на проспекте Кирова, у здания областного комитета государственной безопасности, наследницы ЧК. А.В. Шишков был большевиком с солидным дореволюционным стажем – с 1904 года. В наши края, а именно в Нарым, он впервые попал в качестве ссыльного в 1914 году. С началом революционных событий 1917 года активно участвовал в установлении в губернии советской власти, был даже продкомиссаром Нарымского края. Чудом спасся от гибели после чехословацкого мятежа весной 1918 года. Вновь вернулся в Сибирь уже в 1920 году.

Главой томских чекистов Александр Шишков пробыл недолго, получив новое назначение – председателем Иркутского губернского ревкома. Но прежде чем отправиться в Иркутск, ему нужно было побывать в Новониколаевске. Так Александр Владимирович стал пассажиром двухпалубного парохода «Богатырь», который вскоре доставил революционера-чекиста в эпицентр действий повстанцев Вьюнско-Колыванского мятежа.

К Дубровинскому берегу пароход подошёл 7 июля. Как только был сброшен трап, к судну быстро подбежали из соседних домов спрятавшиеся там повстанцы отряда Яковлева-Северского. Они стали врываться в каюты, сгоняя на берег людей и устраивая сразу же допросы и аресты. А.В. Шишков отстреливался из своей каюты, а последней пулей застрелился, не желая попасть в плен мятежникам. Его захоронили вместе с дубровинскими коммунарами, убитыми при захвате села. Эта история довольно хорошо известна.

Но на пароходе был ещё один пассажир-чекист – Константин Александрович Вронский. Об этом известно гораздо меньше, а ведь именно он, рискуя жизнью, спас десятки человек от неминуемой жестокой гибели. Когда началась заваруха с захватом парохода, Вронский успел избавиться от своих документов, а при допросе назвался прапорщиком Карасёвым, выпускником Омской школы прапорщиков – это было его чекистской «легендой». Оказалось, что один из мятежников, бывший здесь в должности «начальника штаба Колыванской народной армии», Забельский, окончил Омскую школу прапорщиков, в которой якобы учился и Карасёв-Вронский. Был учинён допрос с пристрастием, но молодой сотрудник ЧК его смог выдержать. Вот тут-то ему и было оказано «доверие». Командир повстанцев, Яковлев-Северский, поручил лже-прапорщику ночью вместе с конвоирами с парохода утопить в Оби запертых в трюме «Богатыря» местных коммунаров, всего 52 человека.

 

 

Константин Александрович Вронский (источник изображения)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Что было делать в такой ситуации? Молодой сотрудник ЧК решается на большой риск. Он уговаривает капитана парохода Пленкова разоружить охрану, освободить арестованных и отвести пароход в Томск. Капитан не сразу решился на это опасное дело, ведь у повстанцев были и другие захваченные пароходы, можно было организовать погоню. Кроме того, имелась возможность догнать «Богатырь» и по суше – река петляет, и конный отряд может перерезать дорогу, обстрелять судно. Что ожидает тогда капитана, арестантов и самого Вронского, лучше даже не представлять. Но всё же отважные люди решились на рискованное дело, и хотя казалось, что шансов на успех немного, но они этот шанс использовали «на все сто».

На пароходе находилось 17 конвоиров. Вронский вместе с помощником капитана обезоружили часового. Затем им удалось обезоружить и остальных, уже с помощью матросов. Когда пароход взял курс вниз по Оби, на берегу догадались, что это побег, и попытались организовать погоню. Был отправлен вслед за «Богатырём» пароход «Мельник», по дороге вдоль реки вскачь неслась повозка с поставленным на неё пулемётом. Обстрел парохода вёлся ещё долго, но всё же погоня отстала.

Начальник Томской транспортной ЧК телеграфировал своим вышестоящим органам: «В Томск прибыл пароход «Богатырь». Командированный на том пароходе тов. Вронский спас от верной смерти 52-х товарищей – членов исполкома и коммунистической ячейки села Дубровина и ближайших сёл… Прошу присвоить пароходу «Богатырь» новое название – «Дзержинский».

Тело Шишкова А.В. было перевезено в Томск, где 20 июля прошли торжественные похороны. Гроб поставили на лафет, за ним несли множество венков от разных организаций. «Ты был славным борцом коммунизма. Твоя работа и геройская смерть – новый камень для здания коммунизма», «Рабочие не забудут стойкого борца за интересы трудящихся», – было написано на траурных лентах.

Много «камней в здание коммунизма» легло в Сибири летом 1920 года…

 

 

Александр Васильевич Шишков (источник изображения )