О музее / К 100-летию со времени основания музея / Век back

3 мая. Моряки в Томске

151 / 274

Пароходы у пристани: начало навигации. Томск. Начало XX века (из фондов ТОКМ)

Весной 1920 года жители Томска опасливо провожали взглядами людей характерной выправки и в непривычной для Томска морской форме. Целый эшелон моряков прибыл на станцию Томск–II. Откуда и для чего появились морские волки в континентальном Томске? Куда потом отправились? Пересудов было много….

«Что-нибудь неладно, раз в Томск прислали моряков», – шептал один. «Моряки приехали для расстрелов», – безапелляционно решал другой.

Дальше – больше, и к тому времени, когда командный состав начал расселяться по частным квартирам, неприязнь обывателей, особенно «из приличных», к морякам достигла наивысшего напряжения и доставила немало хлопот ищущим комнат для жилья.

Дни проходили за днями. Ничего «неладного» в Томске не случалось, расстрелов никаких не было. Далеко, на краю города, в здании бывшего 2 реального училища, расположился штаб флотилии.

Чистенькие, аккуратно и хорошо одетые моряки продолжали служить «притчей во языцех...».

Если верить репортёру томской газеты «Знамя революции», в Томск приехали представители разных флотов советской республики – и с Чёрного моря, и с Каспия, и с Балтики…

«… многие из фланирующих вечерами на Почтамтской улице моряков недавно были участниками кровопролитных и отчаянных схваток с белогвардейцами. Тут были участники сражений у Перекопа, когда деникинцы, получив от союзников обмундирование и оружие, захватили Крым и грозили разбить нашу крымскую армию. Тут были соратники тов. Дыбенко, удерживавшего летом 1919 года противника на подступах к Киеву, были моряки из отряда бронепоезда тов. Лепешенко, оперировавших в Донецком каменноугольном бассейне, из особого отряда автоброни, прорвавшегося сквозь расположение предателя Григорьева в районе Одессы, принимавшие участие в захвате Гришина-Алмазова на Каспии, отбившие Красную Горку под Петербургом, Казань, Самару, освободившие Баку и Царицын»… 1

 

За своё недолгое, около месяца, пребывание в Томске моряки успели-таки поучаствовать в городской жизни. Благодаря им удалось спасти с унесённой весенним половодьем баржи более 50 человек, переправив их через вскрывшуюся Томь по льдинам и через полыньи.2 Моряков можно было увидеть не только «фланирующими по Почтамтской», но и на митингах, в театрах: флотским, как и воинам томского гарнизона, членам профсоюзов выделялись билеты на спектакли и другие зрелища. Моряки с помощью горожан организовали у себя библиотеку, 1 мая, как и различные городские организации, устроили митинг-концерт. Комячейка «красных моряков» и присоединившиеся к ней сочувствующие сделали денежные отчисления в пользу бастующих шведских рабочих – так же, как и местные коммунисты. Даже в томских выборах прибывшие поучаствовали, выдвинув своих представителей…

Когда моряки, получив новое назначение, уехали из Томска, вслед им снова понеслись толки томских обывателей:

«Недавно вдруг моряки исчезли. Язычок у обывателя развязался и пошли рассказы по городу о том, что де грабители-моряки забрали в Томске всё золото, опустошили банк, что они это проделывают в каждом крупном городе, и отправились на дальнейший грабеж…»

Корреспондент томской большевистской газеты горько замечал: «Обидно, что этим грязным сплетням верит свой же брат пролетарий и, распространяя их, не только унижает достоинство красного флота, но и вносит рознь в рабочую семью, которая сейчас, больше, чем когда-либо должна быть сплоченной и сильной»….

Но всё же, зачем моряки приезжали в Томск и куда уехали? Журналисты «Знамени революции», обратившие внимание на досужие пересуды, тем не менее, информационный туман вполне не развеяли. Потому оставляем за собой право внести свой вклад в толки вокруг временных томских моряков и по этому поводу высказать своё суждение.

Думаем, что прибытие моряков в Томск объяснялось тем, что именно здесь в 1918–1919 годах находилась одна из баз Обь-Иртышской флотилии Белой армии. Над Томью тогда весело реяли гордые Андреевские стяги… Эта флотилия наряду с другими речными флотилиями омского Морского министерства3 была создана кадровыми офицерами Российского императорского флота, волею судеб оказавшихся в 1918 году в Поволжье, на Урале, в Сибири. Известно, что состав флотилии был невелик. В него входило несколько мобилизованных, приспособленных для военных нужд пароходов («Иртыш», «Зайсан», «Тура», «Александр», «Катунь», «Алтай», «Ермак», «Урал»), оснащённых английскими и отечественными орудиями и пулемётами.4 В 1919 году Обь-Иртышская флотилия вела активные и небезуспешные действия на Иртыше, под Тобольском. Осенью 1919 года, с началом холодов, по заданию Ставки Колчака часть судов флотилии сопровождали караван барж, шедший с большим количеством военного снаряжения из устья Оби в Томск. В Томске на зимовке суда флотилии и были застигнуты стремительным наступлением Красной Армии…

Возможно, командование Красной Армией также рассматривало возможность создания в нашем городе флотской базы. В Сибири как раз тогда велось создание нескольких речных военных флотилий советской республики. В Томске к тому же ещё с дореволюционных времён были судоремонтные мастерские. Но нашему городу недолго пришлось привечать штаб Сибирской военной речной флотилии: фронт откатился слишком далеко от Томска на восток. Потому флотской базой было определено озеро Байкал. Стоит полагать, что именно туда, в селение Лиственичное, отправились из Томска морские экипажи…

Но ещё какое-то время в Томске работала оставленная флотскими комиссия, которая занималась выявлением попавшего к частным лицам и на склады различных учреждений морского оборудования и снаряжения для изъятия его и использования в целях оснащения новой флотилии…

________________________________________________________________________________________________________________

[1] Знамя революции. 1920. 16 мая.

[2] См. пост «27 апреля. Спасение»

[3] В Томске по распоряжению Морского министерства Омского правительства была открыта  моторная школа, которая до восстановления Советской власти успела выпустить около двухсот учеников машинистов и мотористов для флотилии.

[4] Между прочим, часть судов преобразовывалась в военные в «томском порту».