О музее / К 100-летию со времени основания музея / Век back

3 февраля. К суду революционного трибунала

161 / 194

1920 год. Революционный трибунал. Художник Галина Сорокина. 2020 год (специально для проекта «Век back»)

Ответом на криминал и узурпирование властных полномочий стали суды революционного трибунала, суровые и категоричные – по законам военного времени. Так, комендант Томска грозил самыми строгими наказаниями, вплоть до расстрела на месте преступления всем насильникам, ворам и грабителям. И это не были пустые угрозы.

Одна из карательных акций случилась в Томске непосредственно в новогоднюю ночь 1920 года. 1 января в 3 часа 40 минут были расстреляны четверо за самочинные обыски и грабёж с оружием в руках и ещё двое за незаконное хранение оружия.

Напомним, что в январе суд в Омске приговорил к расстрелу красноармейца «ветеринарного управления отдела снабжения» и его приятеля, которые, выдавая себя за чекистов, грабили крестьян. О решении трибунала, которое было приведено в исполнение в течение 48 часов, было поручено широко оповестить сибиряков, особенно крестьян.

Даже после отмены смертной казни в советской республике[1] в Томске как в «прифронтовой полосе» она продолжал действовать.[2]

Но, надо сказать, отнюдь не всегда суд революционного трибунала выносил расстрельные вердикты. Вот, например, чем закончились заседания ревтрибунала 5-й Армии в конце января 1920 года. Для красноармейца, самовольно ушедшего с караула на грабёж загородной заимки, расстрел был заменён десятью годами тюремного заключения с «обязательным применением общественных принудительных работ».

Другие обвиняемые – начальник пулемётной команды одного из стрелковых полков и заведующий хозяйственной частью той же пулемётной команды – уже однажды были приговорены к «условному расстрелу» за пьянство и превышение власти, но получили амнистию. И вот они вновь предстали перед ревтрибуналом «за пьянство и буйство». Возвращаясь в Томск из загородной поездки, упившись самогонки, пулемётчики сделали несколько выстрелов в сестру милосердия (она уже долгое время как попутчица ехала с ними). Выстрелы сопровождались оскорблениями и требованием предъявить пропуск. Ревтрибунал вновь приговорил буянов к расстрелу и вновь смягчил им наказание, заменив его тюремным заключением и трудовыми работами (15 и 10 лет). Смягчение этих и других приговоров ревтрибунал объяснял чистосердечным раскаяньем осуждённых и «в ознаменование успехов» Красной Армии на фронтах.

Бороться с преступностью было непросто, и даже грозный революционный суд терпел в этой битве поражения. В конце января того же 1920 года томская газета поместила объявление о признании недействительными удостоверений председателя и двух членов ревтрибунала 7-й Армии. – Пакет с ценными документами революционных судей был …украден.

 

[1] 17 января 1920 года постановлением ВЦИК и Совнаркома РСФСР смертная казнь была отменена, но возобновлена в мае 1920 года.

[2] На основании постановления ВЦИК от 22 июня 1919 года, которое по распоряжению губревкома продолжало своё действие в Томске, расстрел применялся за принадлежность к контрреволюционным организациям и участие в заговоре против советской власти, за государственную измену и шпионаж, укрывательство изменников и шпионов; за сокрытие в контрреволюционных целях боевого оружия; за подделку денежных знаков, подлог в контрреволюционных целях документов; за участие в «контрреволюционных поджогах и взрывах», умышленное истребление или повреждение железнодорожных путей, мостов и других сооружений, телеграфного и телефонного сообщения, складов воинского вооружения и снаряжения, продовольственных и фуражных запасов; за бандитизм, сообщничество и укрывательство, разбой и вооружённый грабёж; за взлом советских и общественных складов, цейхгаузов с целью хищения; за незаконную торговлю кокаином.