О музее / К 100-летию со времени основания музея / Век back

24 июля. Чёрный барон и его белая армия

15 / 220

Плакат «Крымский паук должен быть раздавлен». Художник А. Маренков. РСФСР. 1920 год (источник изображения)

 

Летом 1920 года военные действия по южной и западной окраинам Советской России вновь сильно активизировались, и это были не только бои советско-польской войны. Почти одновременно началось наступление из Крыма на Северную Таврию войск генерала Врангеля, того самого, о котором в красноармейской песне пелось: «Белая армии, чёрный барон снова готовят нам царский трон». В отношении цели – восстановления монархии – красноармейские стихотворцы, мягко говоря, несколько преувеличивали: в особо рьяном монархизме Пётр Николаевич Врангель никогда не был замечен. Напротив, в бытность его правителем белого Крыма ему волей-неволей пришлось проводить самые что ни на есть прогрессивные реформы. Прежде всего, аграрную реформу, которая фактически признавала все крестьянские земельные захваты после февраля 1917 года (правда, земля изымалась не бесплатно, как это сделали большевики, а с выкупом в течение 25 лет).

Также кардинально был пересмотрен главный лозунг правительства Деникина о «единой и неделимой России». Этот лозунг мешал заключать самые разнообразные альянсы – с националистами всех видов и мастей, с сепаратистами, федералистами, анархистами и т.п. Правда, такая политика не была успешной. Польша отказалась от союза с Врангелем, сочтя, что и сама отвоюет у ослабевшей Советской России всё, что нужно. Петлюра, с которым тоже пытались договориться против большевиков, сам был на тот момент польской марионеткой. Казаки, которым была обещана автономия, уже устали от войны и не хотели воевать. Даже к батьке Махно были посланы парламентёры с попыткой договориться, но Махно поступил вполне в своём стиле: врангелевских посланцев расстрелял и призвал крестьян бить белогвардейцев.

Генерал П.Н. Врангель оказался правителем и главнокомандующим Вооружённых сил Юга России в апреле 1920 года, после того, как с этого поста ушёл генерал Деникин. Эти два человека не ладили давно, их взаимные претензии были широко известны и создавали для белогвардейских войск и населения дополнительную нервозность и моральную усталость. Офицеры занимались интригами и искали виноватых в поражении, часть войск просто вышла из подчинения и превратилась в шайки мародёров.

Крым стал последним «бастионом» белых после их разгрома на Кубани, в Новороссии, на Дону и на Кавказе. Географические особенности Крыма, соединённого с сушей узким перешейком, позволяли вести довольно успешные оборонительные действия. Пётр Врангель стал всеми методами, вплоть до военно-полевых судов и расстрелов, укреплять дисциплину в сильно разложившихся остатках армии, которую он возглавил. Была проведена реорганизация армии, она пополнилась некоторыми частями, сумевшими эвакуироваться в Крым, и с этого времени стала называться не «Добровольческой», а «Русской».

Уже весной «крымский фронт» активизировался, части 13-й Армии РККА попытались ворваться на полуостров, но безуспешно. Ответные действия врангелевцев оказались более эффективными. Были заняты выходы из Перекопа на материке, сивашские укрепления, Чонгарский полуостров. Успешно прошли десантные операции, налёт на Мариуполь, захвачено несколько судов.

При успехе наступления в перспективе армия Врангеля могла занять Кубань и Дон, или, как минимум, захватить продовольственные ресурсы. В значительной степени на это наступление командование толкала угроза голода – в Крыму, кроме остатков разных белых армий, скопилось множество беженцев; кроме того, здесь не было ни запасов продовольствия, ни военных заводов, ни топлива, ни конского поголовья. А помощь от Антанты таяла день ото дня – союзники были прагматичны и не считали нужным поддерживать провалившийся проект. Франция сделала свою ставку на Польшу, а Англия вообще объявила о прекращении поддержки белых правительств.

С другой стороны фронта части РККА неоднократно пытались взять Крым, но наступление красных несколько месяцев успешно сдерживал генерал Слащёв.

В июне началось большое наступление Русской армии Врангеля с целью прорваться за пределы Крыма в направлении района Днепр-Александровск-Бердянск. Момент был выбран неслучайно. Основные силы Красной Армии были задействованы на польском фронте. Корпус Слащёва на судах десантировался на побережье Азовского моря, в район Геническа. Корпус Кутепова прорвался через Перекоп. За неделю боёв Красная Армия потеряла территорию Северной Таврии, около 7 тысяч пленных, много орудий и даже 2 бронепоезда. К 27 июня врангелевцы смогли занять Бердянск и высадить десант у Очакова. Контрнаступление 13-й Армии РККА сначала преследовали неудачи, сопровождавшиеся большими людскими и материальными потерями.

Зато Русская армия Врангеля усиливалась и пополнялась. В неё были мобилизованы крестьяне, рабочие (около 10 тысяч) и пленные красноармейцы (около 5 тысяч). Почуяв запах побед, на сторону Врангеля перешли несколько махновских и петлюровских атаманов. Положение «переставало быть томным».

5 августа пленум ЦК РКП(б) признал приоритет врангелевского фронта перед польским. Но и польский фронт никуда не делся, на него также шли ресурсы. Опасность заключалась ещё и в том, что внутри Советской России в нескольких регионах летом начались крестьянские волнения, которые грозили перерасти в ещё один, внутренний, фронт. Расчёт «крымских сидельцев» на ослабление Советов в результате восстаний вполне мог оправдаться. Также никуда с дальневосточной земли не ушли японцы, ситуация в этом регионе летом постоянно балансировала на грани войны.

 

Марш «Красная армия всех сильней». Музыка С. Покрасса, слова П. Горинштейна. 1920 год (источник)