О музее / К 100-летию со времени основания музея / Век back

20 марта. Профессорские интриги

224 / 302

Борис Петрович Вейнбрег. 1910-е годы (источник изображения: http://wiki.tsu.ru/).

В отличие от многих других сфер жизни Томска начала 1920 года, реформа высшего образования в «Сибирские Афины» пришла с запозданием. Причину этого местные революционеры видели в противодействии старой томской профессуры, особенно из Томского технологического института – «господ Соболевских1, Вейнбергов»2 иже с ними. Заслуженных деятелей сибирской науки обвиняли в «невежестве»,3 реакционности и «интриганстве». А ещё – в недоверии, подозрительности к местным сторонникам реформы. При этом, пытаясь увеличить ряды сочувствующих грядущим преобразованиям, реформаторы надеялись противопоставить «старую» местную профессуру молодой приезжей.

«Обвиняемые» же, насколько можно судить по обличениям их оппонентов, предлагали дождаться подробных разъяснений «из центра» о сути и деталях грядущих преобразований. На это местные пламенные сторонники переустройства жизни на новый лад ответствовали следующим образом. Во-первых, если бы в Томске, освобождённом от колчаковских войск, постоянно ждали распоряжений из Москвы, то до сих пор в городе всё было бы «по-старому». Во-вторых, есть уже серия советских декретов о высшей школе, на их основе и можно начать преображение высшей школы. И, наконец, не стоит пренебрегать созидательным потенциалом местных революционных деятелей: «Советская власть, намечая общие руководящие принципы строительства новой жизни, не старается вовсе догматично укладывать жизнь в прокрустово ложе, сковывая циркулярами разъяснениями и распоряжениями каждый шаг».

Особенно возмутило сторонников реформы «козни» их противников, которые «кинулись за защитою к случайно бывшему в Томске члену коллегии нарпути тов. Свердлову».4 Заместитель наркома транспорта склонился в сторону тех, кто предлагал не торопить события. Из-за «интриг» профессоров начавшаяся реформа была приостановлена.5

Но и сторонники переустройства высшего образования на революционных началах тоже не сидели сложа руки. Они послали свой запрос в Москву через Сибревком, располагавшийся в Омске. И, вот, победа! Из Москвы получено разрешение на проведение переустройства томских вузов. Адепты преобразований торжествовали: «Советская республика нуждается в «спецах»6, но она не позволит им водить себя за нос!»7

 

[1] Имелся в виду Пётр Константинович Соболевский (1869–1949). Благодаря П.К. Соболевскому в 1903–1904 году на горном отделении Томского технологического института была впервые в стране создана маркшейдерская специальность. Соболевский также впервые в России организовал геодезическую и маркшейдерскую лабораторию с астрономическим, картографическим, фотограмметрическим отделениями.

[2] Борис Петрович Вейнберг (1871–1942) – физик, гляциолог, инженер. К его заслугам принадлежит, кроме прочего, организация при Томском технологическом институте второго в России аэрокружка (1910), создавшего собственный летательный аппарат, а также разработка проекта вакуумного поезда. Ныне в Томском технологическом университете действует «Научно-образовательный центр В.П. Вейнберга», в честь учёного и изобретателя, работавшего в Томске в 1909–1924 годах.

[3] Мол, интеллигенция «не знает» политики, социальных, экономических вопросов, «не слышала» о принципах трудовой школы (Знамя революции. 1920. 7 марта).

[4] Вениамин Михайлович Свердлов, младший брат знаменитого революционера, председателя ВЦИК (1917– 1919), некогда отбывавшего ссылку в д. Максимкин Яр Томской губернии (Нарымский край).

[5] Хотя сторонники реформы резонно указывали, что наркомат транспорта не может иметь никакого отношения к вузовской реформе, но всё-таки им временно пришлось отступить. Это может свидетельствовать о том, насколько тогда «не отстроена» была система власти и управления.

[6] Ещё одно характерное словечко того времени: «спецами» называли специалистов.

[7] Знамя революции. 1920. 25 февраля.