ОТДЕЛЫ МУЗЕЯ / Филиал Музея Победы / Выставки одного предмета

Планшетка полевая офицерская Василия Степановича Стерхова, майора медицинской службы томского эвакогоспиталя № 1505

1 / 13

Планшетка полевая офицерская Василия Степановича Стерхова, майора медицинской службы томского эвакогоспиталя № 1505

В фондах Томского областного краеведческого музея им. М.Б. Шатилова хранится планшетка полевая офицерская. Она принадлежала В.С. Стерхову, который в годы Великой Отечественной войны был майором медицинской службы эвакогоспиталя № 1505. Кроме планшетки, в 1980-е годы В.С. Стерховым в музей переданы и другие предметы из его личного архива.

 

Биография Василия Степановича Стерхова

Василий Степанович Стерхов ушёл в армию в 1941 г. Перед войной он был ассистентом кафедры оперативной хирургии и топографической анатомии. Выпускник Томского мединститута 1933 г., опытный хирург, он формировал в Томске эвакогоспиталь, с которым убыл в действующую армию на Западный фронт. Впоследствии на 1-м и 2-м Прибалтийских фронтах он был начальником хирургического отделения полевого госпиталя, имеет боевые награды.

После войны В.С. Стерхов – доцент кафедры оперативной хирургии и топографической анатомии. С 1957 по 1969 гг. был деканом лечебного факультета Томского мединститута. Автор более тридцати научных работ. Длительный период находился на руководящей партийной, профсоюзной и комсомольской работе. Член совета ветеранов института, В.С. Стерхов постоянно вёл военно-патриотическую работу.   

 

Полевая сумка командира Красной Армии

Полевая, командирская, офицерская, сержантская сумка, планшет офицерский, планшетка, планшет, палетка, палётка… По-разному называли эту специальную сумку, предназначавшуюся исключительно для командного состава. В нашем музее этот предмет значится как «Планшетка полевая офицерская ».

Описание: Планшетка полевая офицерская, изготовлена из коричневой кожи с целлулоидными пластинками для защиты карт. Производство – фабричное. Размер –- 18*23 см.

Планшетка кожаная, коричневая, складывающаяся, на длинном ремне. Носили её слева под рукою. Так для чего же нужна полевая сумка?

Сумка предназначена для переноски, хранения и использования документов, письменных принадлежностей и инструментов, необходимых для работы командного состава. Для того, чтобы быстро принять правильное и верное решение, необходима масса информации: оперативные сводки, сведения о диспозиции сил, разведданные, информация о личном составе, карта… Всё это командир носит в сумке-планшете.

История сумки-планшета началась в XVII–XIX веках. Её прародительницей считается ташка. Эта сумка входила в состав офицерской формы многих родов войск, носилась конными артиллеристами французской армии и даже использовалась солдатами отдельных пехотных частей. Носилась такая сумка сзади, на левой стороне. Наружная сторона ташки покрывалась сукном и украшалась гербом или вензелем. Первоначально ташка предназначалась для размещения в ней карабинных патронов и некоторых мелких предметов снаряжения гусар, а впоследствии использовалась в качестве украшения.

В Красной армии сумка-планшет появилась у офицеров с осени 1923 года, когда она была введена в состав единственного (термин того периода) снаряжения начальствующего состава РККА в соответствии с приказом Революционного военного совета СССР № 1936 от 1 сентября 1923 года. Иногда такую сумку называют палеткой (в некоторых документах она значится как полетка). С января 1932 года, полевая сумка (другого образца) с палеткой поступила на снабжение командиров Красной Армии.

Перед Великой Отечественной войной было налажено производство полевых сумок из тесьмяно-кирзового материала. В соответствии с приказом № 005 от 1 февраля 1941 года такая полевая сумка предназначалась для комсостава только строевых частей и только на военный период. В годы Великой Отечественной войны офицерский состав экипировался сумкой-планшетом для карт, документов и донесений. В военных полевых условиях планшет был для командира и сейфом для документов, и письменным столом: командиры подписывали приказы, подкладывая под подписываемый документ плоскую полевую сумку. Наряду с этим планшет делал офицера приметной мишенью для противника. Сумка – слишком приметная деталь, и фашисты старались метить по командирам. У простых солдат планшетов не было. Им было запрещено носить с собой карты, а документы они хранили в нагрудных карманах гимнастёрки.

Данные о количестве произведённых сумок-планшетов в годы Великой Отечественной войны были строго засекречены, чтобы враги не могли просчитать численность командного состава армии. Заказы на полевые сумки размещались на кожевенных заводах, изделия хранились на складах и выдавались по мере надобности.

В годы войны «вне службы» носить полевую сумку не полагалось. У гражданского человека с планшеткой могли случиться неприятности, так как при встрече с военным  патрулём пришлось бы объяснять, где она взята.

После окончания Великой Отечественной войны у вернувшихся с фронта советских офицеров и солдат остались такие сумки-планшеты. Они хранились как память. Для детей и внуков эти сумки-планшеты часто становились гордостью, и они использовали их в качестве школьной сумки. 

 

Эвакогоспитали Томска

Го́спиталь (от лат. hospitalis — «комфортное место приёма», «гостеприимный») –лечебное учреждение вооружённых сил и других силовых ведомств многих государств, предназначенное для оказания медицинской помощи военнослужащим. Кроме того, в ряде стран Европы и США словом англ. Hospital называют и некоторые гражданские лечебные учреждения.

Всего в Томске в годы войны было более двух десятков госпиталей, занимавших более 30 городских зданий. Под эвакогоспитали отводились лучшие здания города: учебные корпуса и общежития вузов, школ, больниц, помещения советских учреждений. Первые эвакогоспитали были сформированы в Томске уже в июле 1941 года, другие – в августе-сентябре 1941 г.   

В самом начале войны в Томске на базе гарнизонного военного госпиталя был сформирован полевой эвакопункт № 12 (ЭП-12), который в конце июля1941 года работал на фронте в районе прославленного Бородинского поля в составе трёх полевых передвижных хирургических госпиталей и стал основной полевой военно-медицинской базой Западного фронта. Медики только одного госпиталя № 670 (ЭГ-670) за первые два с половиной месяца войны оказали помощь почти десяти тысячам раненых.

Томский эвакогоспиталь № 1505 (ЭГ-1505; СЭГ-1505) – это первый госпиталь (сформирован 24.06.1941), госпиталь сортировочного типа по перераспределению поступающих с фронта раненых для лечения в специализированных госпиталях. Действовал в Томске до 16.03.1942 г., затем был передислоцирован в город Ленинск-Кузнецкий, а с марта 1943 года направлен в Действующую армию на Западный фронт.

В Томске госпиталь занимал три здания: мукомольно-элеваторного техникума-комбината (ныне здание ТГАСУ, пл. Соляная, 2, корпус 3); Дома науки имени Макушина (Дом культуры Сибкабель, ныне Кукольный театр имени Романа Виндермана); электромеханического техникума (ТЭМТ, в дореволюционное и настоящее время – Областной суд (пл. Соляная, 1, пер. Макушина, 8)).

Всего за годы войны в томских госпиталях находилось на излечении свыше ста тысяч раненых. Воинов, умерших от ран, хоронили на  Южном кладбище, где ныне находится мемориальный комплекс. Также значительная часть умерших раненых была похоронена на кладбище в селе Коларово.

Но основная масса раненых после лечения в томских эвакогоспиталях в боеспособной форме вернулась в действующую армию на фронт. 

Большинство эвакогоспиталей было расформировано во второй половине 1945 года.

 

Медицинские работники в годы Великой Отечественной войны

В годы Великой Отечественной войны в Красной Армии действовало 200 тысяч врачей и почти 500 тысяч работников среднего медицинского персонала. Лучшие медицинские силы страны, в том числе 4 академика, 22 заслуженных деятеля науки РСФСР, 275 профессоров, 558 доцентов, 306 докторов и 1199 кандидатов медицинских наук участвовали в лечении раненых, возвращая их в строй и к мирному труду. Не остались в стороне и сотрудники Томского медицинского института, которым было присуще высокое чувство долга, стремление отдать свои силы и опыт для благородного дела – спасения жизней советских воинов. В действующую армию были призваны 7 доцентов, 56 ассистентов (17 из них были кандидатами наук, 12 – аспирантами, 9 – ординаторами). Большинство из призванных были хирургами, имевшими опыт клинической работы, приобретённой, в частности, и при лечении раненых, доставленных в Томск в период боевых действий Красной Армии у озера Хасан и на реке Халхин-Гол.

Фронтовиками стали В.С. Стерхов, И.А. Афонасов, А.М. Шварц, М.Г. Ананьев, С.В. Беляев, К.С. Шадурский, И.А. Мощицкий, В.И. Москвин, В.С. Лаврова, М.И. Атаманов, Н.П. Владимиров, В.И. Жабин, А.З. Камалетдинов, М.А. Клыков, Е.Ф. Ларин, И.А. Клыков, М.В. Каретников и другие. Их высокое профессиональное мастерство, хорошая теоретическая подготовка позволяли оказывать квалифицированную помощь раненым воинам. Опыт научных школ Томска они передавали своим коллегам-врачам. По-разному складывался их фронтовой путь, не все вернулись с фронта, но все они, став военными врачами, успешно выполняли свой долг в медсанбатах, полевых госпиталях, вылечивая бойцов и командиров Красной Армии.