Блог

Миф Овидия

21 апреля 2020
Пирам и Фисба. Мозаика, 3 век н.э. Новый Пафос (Кипр)

Пирам и Фисба на берегах Чулыма


В августе 1946 года под руководством Андрея Петровича Дульзона, помимо тургайских курганов, было раскопано 12 насыпей в окрестностях деревни Балагачево. В Томском областном краеведческом музее хранится большая археологическая коллекция XVII века (ТОКМ № 2250), полученная в результате этих работ. Предметы её могут многое рассказать о жизни, хозяйственных занятиях, быте, верованиях и торговых отношениях тюрков Причулымья.
Среди оригинальных находок этой коллекции – «предметы массового русского привоза»: бусы, серьги, перстни, поступавшие на сибирский рынок из европейской части России. Вместе с ними торговый и промышленный люд завозил в Сибирь и так называемые «иноземные товары». К ним относились, например, счётные нюрнбергские жетоны, отчеканенные в Германии немецкими мастерами Вольфом Лауфером (1612–1652 гг.), Гансом Краувинкелем (1586–1635 гг.), Гансом Шультесом III (1608–1612 гг.) и другими, которые имели хождение здесь вплоть до XIX века. Чеканились на них самые разные изображения: портреты королей, гербы европейских стран и их символика, мифические герои и сцены из античной мифологии.
У аборигенного населения они пользовались повышенным спросом и шли в обмен на пушнину, потому что жетоны использовали в качестве нашивок при оформлении головных уборов, нагрудных украшений, поясов праздничной одежды. По-видимому, для покупателя важен был сам предмет, изготовленный из цветного металла, и круглая его форма. При этом неважно, что изображалось на этих тонких, но прочных дисках небольшого диаметра (до 30 мм).
В числе прочих попал на берега Чулыма и этот жетон, на аверсе которого изображена пара влюбленных – Пирам и Фисба. Запечатлены они в самый трагический момент их встречи: Фисба, пронзающая себя мечом Пирама, стоящая над охладевающим телом любимого.

Жетон из Балагачево
Gregorio Pagani. Пирам и Фисба
Gregorio Pagani. Пирам и Фисба

Древнеримский поэт Овидий (Публий Назон) в своем сочинении – поэме «Метаморфозы», которую он написал между 2 и 8 годами нашей эры, оставил красивую легенду о двух влюблённых Пираме и Фисбе, которые стали праобразами Ромео и Джульетты.
Легенда гласит, что когда-то в давние времена тёмно-красные ягоды шелковицы (тутового дерева) имели совсем иной цвет. Они были белыми, как снег. Свой цвет они изменили по удивительной и печальной причине. Этой причиной была смерть двух юных влюблённых.
Пирам, самый красивый юноша, и Фисба, самая прелестная девушка на всём Востоке, жили в Вавилоне, крупнейшем городе на берегу Евфрата. Их дома были построены так близко друг от друга, что даже одна стена была у них общей. Подрастая вместе, Пирам и Фисба полюбили друг друга. Они собирались пожениться, но их родители воспротивились этому. Они даже запрещали им видеться, но, несмотря на запрет, юноша и девушка глядели друг на друга и беседовали по ночам сквозь щель в стене, разделявшую их дома.
Однажды они условились о встрече ночью в уединённом месте за стенами города. Свидание было назначено у высокой шелковицы, стоящей на берегу ручья. Первой пришла Фисба, но пока она дожидалась возлюбленного, появилась «с мордой в пене кровавой, быков терзавшая только что, львица». Спасаясь бегством, девушка уронила с плеч покрывало (платок), который львица, разорвала кровавой пастью. Пришедший Пирам увидел при лунном свете следы зверя и окровавленное покрывало. В отчаянии от предполагаемой гибели возлюбленной, он закололся мечом. Его брызнувшая кровь навсегда обагрила белые ягоды шелковицы (вот почему они, созревая, темнеют!). Вернувшись, Фисба нашла возлюбленного умирающим. Не желая пережить его, она убила себя тем же мечом.
Эта история не изображалась в античности, но в живописи эпохи пост-Ренессанса стала очень популярной. Эпизод, к которому обычно обращаются, – момент, когда Фисба находит тело Пирама. Он лежит распростёртым на земле, в его груди меч, а Фисба изображается в тот момент, когда бросается на меч, направляя его в сердце. Именно такая сцена и помещена на балагачевском жетоне.
Иногда на некотором расстоянии изображается лев, виновник их несчастья.

Andreas Nesselthaler. Пирам и Фисба

Жетон отчеканен мастером Вольфом Лауфером. Время чеканки – 1612–1652 гг. Он проделал долгий путь из Нюрнберга до Архангельска и затем вместе с другими товарами прибыл в Западную Сибирь, где на ярмарке был куплен и, наконец, вместе со своим владельцем появился на берегах Чулыма.
Вряд ли средневековому населению Сибири была известна эта история любви из книги 4 «Метаморфоз» Овидия, но жетон в числе прочих пяти был использован в качестве подвески или нашивки на нагрудное украшение богатого и знатного, но рано умершего ребёнка.


Литература и источники:

Гребнева Г.И. Каталог археологического собрания Томского областного краеведческого музея. Томск, 2017. – С. 146–149.
Дульзон А.П. Поздние археологические памятники Чулыма и проблема происхождения чулымских татар // Уч. Зап. ТГПИ. Т. 10. Томск, 1953. – С. 127–334.
Пушкарев А.А. Нюрнбергские жетоны в Западной Сибири как исторический источник // Автореферат дисс. на соискание уч. степ. канд. ист. наук. Томск, 2019. – 22 с.

А. И. Боброва
Археолог, старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела ТОКМ                    
Миф Овидия