Блог

Ваза Сацума

4 сентября 2017

Часто самым информативным элементом керамики является клеймо – по нему можно узнать производителя, место и время изготовления. В случае восточной керамики клейма доставляют довольно много проблем. Стилизованные иероглифы приходится искать по определителям, и не всегда в этом деле сопутствует удача.

В открытом фондохранилище «Коллекция антикварной мебели» стоит вот такая ваза высотой 80 сантиметров, поступившая в музей в 1971 году от Давыдова Иннокентия Петровича, администратора томского Универмага.

Выполнена она в сложной технике росписи эмалями и золотом. Ее рисунок нужно долго рассматривать, чтобы охватить все происходящее в этом «взрыве цветов и пятен». Но клеймо ее напротив очень простое:  два иероглифа 右十 – «справа» и «десять».

Клейма делаются и периодически видоизменяются не только для того, чтобы знали производителя, но и как защита от подделки. Зачем же сложной вазе такое простое клеймо? Первая мысль, что клеймо все же означает название фирмы, не боявшейся подделок. Но что за странная фирма может иметь название «справа+десять»? Может, это какой-то японский ребус, ведь японцы любят играть со множеством вариантов прочтения одного иероглифа: обычно иероглиф можно прочитать 2-3 способами, но бывают и случаи, когда вариантов набирается с десяток, а так как слова обычно составляются не из одного иероглифа…

На самом деле эти иероглифы означают «справа десятая», то есть, ваза либо стояла на производстве десятой по счету в правом ряду, либо отправлялась как десятая в наборе («сэтто» от английского «set» «набор»). Эта же особенность указывает на фирму: так подписывала свои изделия одна из крупнейших и старейших фирм Японии, одноименная с местом производства – Сацума (юг острова Кюсю). Все аналоги нашей вазы датируют 1920-1930 гг.

Сцены на боках вазы тоже доставили хлопот.

На одной стороне вазы изображена группа фигур – 5 мужчин. Справа стоит в золотом одеянии и наплечниках, воздев правую руку и зажав веер с кистями в левой, персонаж, который, скорее всего, является императором. Слева от него показано сияющее солнце с прямыми лучами (в духе имперского флага Японии). Вокруг – фигуры воинов с копьями-нагинатами и лучников.

Главный персонаж композиции, вероятнее всего, –  полулегендарный первый император  Японии, основатель государства по имени Дзимму. Так как он являлся потомком богини солнца Аматэрасу, то изображался рядом с солнцем или же с солнечным трехногим вороном Ятагарасу (этот ворон был проводником императора). На нашей вазе нет Ятагарасу, но сами персонажи и то, как они стоят, очень напоминают сцену с императором Дзимму.

Еще одна примета – прическа мидзура («загнутые волосы»), с которой изображали «героев легендарных времен», и борода. Имеются  изображения Дзимму с разными версиями этой прически.

Одежды императора явно китайские, в то время как у его свиты – японские. Это может быть отсылкой к тому, что император Дзимму равен по статусу китайским императорам, Сынам Неба, что было бы весьма в духе эпохи Мэйдзи (1868-1912гг.), когда Япония доказывала равенство с западными странами, а также равенство или превосходство над Китаем, который долгое время был ее «культурным донором».

Дракон, особенно золотой, – также символ императорской власти Китая, потому неудивительно было бы увидеть присутствие этого мифического животного на вазе с императором Дзимму – это так же подчеркивало бы равенство Японии с Китаем.

Персонажи на другой стороне вазы тоже оказались «капризными».

На переднем плане изображен мужчина в развевающемся одеянии каригину (охотничье платье, вариант повседневной одежды, предназначенной  не для двора)  периода Хэйан (794-1185гг.). Справа от него – еще один стоящий мужчина в таком же одеянии, но с более скромным узором на одежде. Под ногами персонажей – песок, на заднем плане – пейзаж с морем и зелеными холмами островов.

Вероятнее всего, имеется ввиду сцена изгнания некого поэта или государственного деятеля (что зачастую в эпоху Хэйан означало одно и то же). Но кто именно этот человек и предполагается ли, что он является кем-то особенным, а также как он связан с «имперской» символикой другой стороны вазы – мы пока не знаем.

Стоит заметить, что производство Сацума, так же как и многие другие большие и малые фирмы конца 19 – начала 20 века, активно подключилось к призыву правительства создавать вещи для европейцев в «японском стиле». Эта ваза навряд ли была сделана для японского дома – слишком она кичлива, да и не имели японцы такого предмета интерьера. Потому ее символика, ее стиль напоминают нам о наследии «войны искусства» – именно так японцы называли подъем производства керамики и других ремесел периода Мэйдзи, когда восстанавливалось собственное искусство, придумывались в сочетании с западными свои новые технологии и поставлялись на мировой рынок азиатские, да не совсем азиатские вещи.

Котенко Александра Леонидовна
научный сотрудник научно-исследовательского отдела Томского областного краеведческого музея им. М.Б. Шатилова
Ваза Сацума