Блог

Со-Действие-10. Здравствуй, советский предок!

4 февраля 2019

Программа «Семейные АзБуки» Тольяттинского краеведческого музея (авторы Л.В. Черняева, А.В, Смирнова, М.Н. Желтикова) рекомендует для второго занятия тему «Город как отражение «картины мира» исторической эпохи». Сразу оговорюсь, программу я нахожу хорошо продуманной, но жизнь корректирует самые стройные системы. Дело в том, что кадеты 7 класса Северского кадетского корпуса – ребята из разных населенных пунктов. Кроме того, город Северск – молодой, ему только в этом году исполнится 70 лет. Проблема невелика – рядом, менее чем в часе езды Томск. В нем хватает и старого и нового. Но зимой, особенно в морозы за -30 экскурсию проводить неудобно. И мы решили внести коррективы в программу и взять тему «Здравствуй, советский предок!»

Игра была рассчитана более чем на 2 часа, а в распоряжении кадет – час (правда, не академический, а полный. В завершение всего потребовалось учесть особенности аудитории. События советской истории в школе изучают позже. И знания ребят о советской истории, как правило, сосредотачиваются на времени Великой Отечественной. Так что разговор о прошлом нашей страны еще на прошлом занятии выглядел как перевод «с русского на русский».

Собственно, на этом и строилась переработка предложенного занятия. Сначала мы поговорили о том, насколько меняется со временем все. Посмотрели два документа: один конца XVIII века, а потом – начала ХХ. Если чтение второго особого труда не вызвало, то первый не смогла прочесть даже классная руководительница. Потом перешли к изменению смысла слов. В середине XIX века слова «причт церкви уничтожен» означают совсем не то, что думают люди ХХ века. (Обветшавший храм в Нарыме закрыли, а «уничтоженный» причт продолжил службу в другой церкви города). Также этот причт совершал службы «по собственному произволу» в кладбищенской приписной церкви. Тогда это слово не имело негативного смысла «самоуправство», а означало только «по мере надобности, по усмотрению». (Оба примера – из Клировых ведомостей Нарымских церквей). Разобрали два примера из историй, хранящихся в копилке проекта «Сибиряки вольные и невольные». В одном случае бывшая колхозница рассказывала, как трудно было работать на свиноферме, как боялась она, что за погибшего поросенка снимут трудодни, а потом завершила свой рассказ: «Ну, надоела мне ночная работа, свиньи эти – и вышла я замуж!». Про трудодни кое-кто из кадет знал и объяснили, что это такое, а вот на счет связи замужества с надоевшей работой - не догадались. Колхозница не пояснила, что муж был человек городской, и уехать из деревни в город, легально получить там паспорт она иначе не могла. Зато о том, что еще не слишком давно женщин в брюках не пускали в университеты и библиотеки знали многие. Разобрав эти и другие примеры, перешли к первым годам советской власти. Прослушали «Интернационал». Стоя, кадетам не надо объяснять, как следует слушать гимн государства. Поговорили на установку к переменам и на борьбу. Пришлось объяснить значение жеста «рот-фронт» (более молодая классная руководитель Акуличева Л.А. уже не помнила старого комсомольского приветствия, а ведущая Назаренко Т.Ю. его помнила, но воспроизвела не совсем точно).

Группа «Рот-Фронт» из мемориала в Саласпилсе.

А потом приступили к митингу за советскую печать.

Один из лучших «ораторов» на митинге после выступления

Уже наблюдение за поведением ребят показало: им сложно вжиться в эту эпоху. Громогласным «Ура, товарищи!» и бурными аплодисментами разражались в основном ведущая, педагог и воспитатель. Ребята честно старались с выражением прочесть карточки, но боевитого энтузиазма добились только двое из семи ораторов. После окончания инсценировки приступили к обсуждению ощущений. «Трудно было понять, о чем я говорю», - честно признался один из митинговавших ораторов. «У нас так не принято», - сказали еще несколько ребят. Да, времена другие, вжиться в настрой тех лет было сложно (и не только детям).

Потом приступили к разбору историй. Поскольку рекомендованный в «Рабочей тетради» блок историй идеально продуман, и его было решено разбирать на следующем занятии, то для анализа выбрали историю из коллекции «Сибиряков».

Томский подпольщик Федор Трофимов привлекал к революционной работе своих сыновей, Романа и Леонида. Кадеты с интересом и не без оживления слушали о тайнике, устроенном подпольщиком под рундуком сортира. В вонючую дырку во-первых, могли пролезть только дети, во-вторых, жандармы там искать побрезговали бы. Этот тайник однажды спас отца от ареста – пока шел обыск на втором этаже, два мальца, на которых жандармы не обратили внимание попрятали весь компромат.

Но относительно либеральные времена дореволюционной борьбы сменила ожесточенная борьба Гражданской войны. В белогвардейском Томске 1919 года подпольщики готовили восстание. Надо было распропагандировать новобранцев-артиллеристов, носить им в казарму листовки, а из казармы – патроны и оружие. Незаметным и надежным связным стал 13-летний Роман. Между прочим, ровесник кадет. Если бы парня поймали – это означало верную смерть. Но отец сам предложил сына в связные, а сын – согласился. Ему повезло – остался жив.

Вот этот отрывок и разбирали на занятии.

На вопрос, кто согласился бы взяться за такую опасную работу, последовал встречный вопрос: «Для чего?» Идеи, двигавшие бесстрашным подпольщиком Ромкой Трофимовым кадетам были мало понятны. После разговора пришли к выводу, что вопрос надо уточнить: допустим, вы уверены,  что дело, ради которого вы рискуете – правое и нужное.  Семеро кадет, после раздумий, подняли руки. Остальные сказали, что все равно не стали бы рисковать. На вопрос, послали бы их на такое опасное дело родители ответили дружным «Нет!!!» Равно как на вопрос, стали бы они так рисковать собственными сыновьями.

Рефлексию мы проводим письменно. Раздаются бланки с вопросами, и ребята заполняют. Эта часть занятия  вызвала много раздумий. Причем дольше и тщательнее всех писали ребята, которые во время игры испытывали самые большие сложности с «перевоплощением». В конце-концов попросили разрешения дать время подумать и сдать задание позже. Так что  с результатами мы познакомимся в следующем сообщении.

Следующее занятие – через две недели. Будем разбирать конкретные истории, а также сразу и обсуждать тему свободы выбора и продолжим попытки понять мотивы, двигавшие людьми не столь далеких времен.

Татьяна Назаренко
старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела Томского областного краеведческого музея
им. М.Б. Шатилова
Со-Действие-10. Здравствуй, советский предок!