Блог

Японское панно – цветы из слоновой кости

20 августа 2018

На выставке «Коллекция антикварной мебели» можно увидеть черно-белое панно с цветами.

С первого взгляда сложно понять, из чего именно сделаны бутоны и листья – то ли
из дерева, то ли из соломы, кто-то даже думает о камне. Но все эти ответы неверны. 
Из темного дерева  вырастают цветы из слоновой кости.

Это панно было куплено у Чернавиной в 1962 году (размеры – 106,5 х 65 см) и считалось японским. Пришлось еще потрудиться, чтобы понять, сделано оно в Китае или Японии.
На панно даже есть клеймо, но сложно было наверняка сказать, являются его символы китайскими иероглифами или японскими иероглифами вместе со знаками алфавита «хирагана». Хотя больше всего стилизованные знаки походили японские, для того, чтобы определить панно как японское, нужна была хотя бы еще одна подсказка.

И в Японии, и в Китае в конце XIX – начале XX вв. изготавливали подобные панно из слоновой кости или перламутра. Их можно отличить по сюжету – китайцы создавали собственно китайские сцены жизни, а японцы – японские. Однако здесь мы видим цветы, которые, казалось бы, родины не имеют.

Панно называется «Куст распустившегося мака». Однако, если присмотреться, помимо мака здесь есть еще один малозаметный цветок – японский вьюнок асагао («утренний лик»). Именно он и стал той самой подсказкой, что панно сделано в Японии.

Значение этого цветка противоречиво – иногда он говорит о крепких связях, а иногда – об эфемерной любви. Мак же на японском «языке цветов» (ханакотоба) символизирует симпатию, веселье, заботу и утешение.

Изделия из слоновой кости появились в Японии еще в эпоху Нара (VIII в.) –  этот необычный материал завозили на архипелаг из Китая. Японцы предпочитали окрашивать кость в красный, темно-зеленый и зеленый цвета и только потом делать резьбу, обнажавшую белый неокрашенный слой.

Во времена сёгуната Асикага (1333–1573) из слоновой кости делали полки и столы, рукоятки кистей и мечей.

В период Адзучи-Момояма  (1568–1603) ее стали широко использовать для изготовления утвари для чайной церемонии. Этот роскошный материал блистал и на пиршествах Тоётоми Хидэёси (1536–1598), одного из трех объединителей Японии, и  Сэн-но Рикю (1522–1591) – самого влиятельного чайного мастера островной страны. Впрочем, монах Рикю предпочитал скромность дороговизне, что, по некоторым версиям, послужило причиной его конфликта с покровителем Хидэёси, любящим богатую обстановку.

В период Эдо предметы из слоновой кости перестали быть достоянием только высшего класса, из нее начали делать бытовые вещи – брелоки-нэцкэ, расчески, шпильки, личные печати и пр.

Расцветом искусства резьбы по кости признается период Мэйдзи (1868-1912 гг.), в который было создано множество шедевров, а также предметов, нетипичных для японской культуры и интерьера, предназначенных для европейского рынка. Именно тогда изделия в «японском духе» отправляются в Европу и Америку. К этому периоду или его культурным традициям, вероятно, и принадлежит данное панно.

Котенко Александра Леонидовна
научный сотрудник научно-исследовательского отдела Томского областного краеведческого музея
им. М.Б. Шатилова
Японское панно – цветы из слоновой кости