Блог

Любовь и смерть в музейной экспозиции

17 июля 2018
Федор Достоевский и Мария Исаева
на баннере в честь
400-летнего юбилея Новокузнецка.
Дом-музей Достоевского входит в число 7 чудес Новкузнецка

Преамбула.

В начале июля 2018 года старинный сибирский город Новокузнецк (существовавший сперва как Кузнецкий острог, потом как Кузнецк, а потом – как Сталинск) отметил свое
400-летие. В честь юбилея было организовано грандиозное многодневное празднование. А старт заключительной праздничной неделе был дан в литературно-мемориальном музее Ф.М. Достоевского. Сотрудница ТОКМ посетила музей и праздник, и делится своими впечатлениями.

Мемориально-литературный музей Ф.М. Достоевского. Новкузнецк,
ул. Достоевского, 40

Сказать, что мне хотелось посетить Мемориально-литературный музей Ф.М. Достоевского – значит не сказать ничего. Музей делала команда художников под началом московского музейного проектировщика, д.и.н. Т.П. Полякова[1]. А Тарас Поляков – это владелец дум и наставник многих музейщиков, начало профессиональной деятельности которых пришлось на 1990- е годы. Он активно использовал в экспозиции созданный им образно-сюжетный метод. И экспозиция Новокузнецкого мемориально-художественного музея «Кузнецкая путеводительница» построена преимущественно на основе этого метода.
Это очень смелый, но вполне оправданный эксперимент.

Но сперва – немного предыстории. Что связывает Достоевского с Кузнецком?

Великий русский писатель посещал Кузнецк трижды, но в общей сложности пробыл в городе всего 23 дня. Но зато каких! Ведь здесь жила женщина, Мария Дмитриевна Исаева, которую он страстно любил.

 

[1] Авторы «Кузнецкой путеводительницы» – московские специалисты экспериментальной Лаборатории музейного проектирования Российского института культурологии МК РФ и РАН: сценарист, музеолог, родоначальник образно-сюжетного экспозиционного метода, доктор исторических наук Т.П. Поляков и член Гильдии художественного проектирования Московского Союза художников, обладатель Золотой медали Академии художеств Л.В. Озерников. Значительный вклад в разработку отдельных функционально-декоративных образов и комплексов внесли новокузнецкие архитекторы и художники: Е.П. Башарина,
И.Б. Бессонов, В.А. Ерофеев, Р.Ю. Кожевин, П.Г. Тиманов, И.А. Сизова.

Мария Дмитриевна Исаева. 1850-е годы. Первый из двух сохранившихся портретов Марии Дмитриевны

И здесь жил его соперник, учитель Николай Борисович Вергунов. И любимая женщина долгое время не могла сделать выбор между двумя претендентами на ее руку и сердце. Завершилось все 6 февраля 1857 года свадьбой. Как вспоминают очевидцы, невеста поражала красотой, писатель был откровенно, по-детски счастлив. А отвергнутый соперник… выступал одним из поручителей жениха при венчании. Вскоре молодые уехали из Кузнецка.

Однако материальных памятников, связанных с Достоевским или  Исаевой в Кузнецке практически не осталось.

Градо-Кузнецкая Одигитриевская церковь, в которой Федор Михайлович венчался с любимой женщиной, была так разрушена анархистами Григория Рогова в 1919 году, что восстановить и сохранить ее не сочли возможным еще до того, как по всей стране начали рушить храмы.

Старое кузнецкое кладбище, на котором похоронен первый муж Марии Дмитриевны – Александр Иванович Исаев (а на его могиле молодожены установили хороший памятник, прежде, чем навсегда покинуть эти места) уничтожено, на его месте сейчас Сад Алюминщиков.

Часовня в Саду Алюминщиков в память похороненных на старом Кузнецком кладбище людей

Сам Федор Михайлович за свои кратковременные визиты обрасти имуществом не успел. Что же до его избранницы, проживавшей в Новокузнецке с весны 1855 по февраль
1857 года, то она квартировала в чужом доме, и терпела явную нужду. Так что и от нее подлинных предметов не осталось.

Остался только дом портного Соловьева-Дмитриева, в котором квартировала Мария Исаева. Что до фондов музея – то в них много копий документов и фотографий, связанных с Исаевой и Достоевским. Подлинники хранятся в архивах и других музеях. Много подлинных предметов быта и интерьера середины XIX века, но ни один из них не принадлежал ни Достоевскому, ни  Исаевой. Есть работы художников, связанные с новокузнецкими событиями, диорама уездного городка, фотографии старого Кузнецка
и его жителей.

 

И, не смотря на отсутствие мемориальных вещей, это один из тех музеев, уходя из которого ощущаешь себя участником этой непростой любовной истории.

Музей невелик, всего четыре комнаты и один небольшой коридорчик. Экскурсоводы поясняют: скорее всего, в те времена, когда сюда приехала вдова надзирателя по корчемной части Александра Исаева, дом был меньше: обычная изба-связь, в одной из комнат жил хозяин, портной Дмитриев, а в другой, через небольшой коридорчик, – квартирантка с сыном Павлом.

Но 5 залов – это достаточное пространство, чтобы на них разместить сложную и трагическую историю любви Федора Михайловича Достоевского, и всю недолгую жизнь Марии Исаевой-Достоевской, ур. Констант.

Первый зал называется «Дорога». Дорога как земной путь и как путь жизненный, дорога, как то, что связывает и разлучает, дорога – как путь в мир иной.

Начало экспозиции

Все это было в жизни  Федора Михайловича: позор гражданской казни и лишения дворянства, инсценировка смертной казни, внезапное помилование с заменой расстрела на 4 года каторги и пожизненную солдатчину. Так Достоевский оказался в Сибири, этой дорогой привело его в Семипалатинск, где он свел дружбу с семейством таможенного чиновника Исаева. По словам друга Достоевского, прокурора Александра Егоровича Врангеля, молодая великодушная женщина скорее жалела и сочувствовала писателю,
но тот полюбил ее страстно.

Письма

Мрачный зал. Парящий саван и женская фигура напротив: манекен в наряде середины позапрошлого столетия – красочный и  подробно проработанный наряд контрастирует с белым лицом манекена. Есть и «традиционные» музейные комплексы: фотографии молодой красивой женщины и молодого Достоевского, документы. Экскурсовод намеренно проводит посетителей мимо еще двух портретов – Ф.М. Достоевского, разительно похожего на рисунок автора на полях рукописи «Идиота» и большой в полный рост портрет Марии Дмитриевны в последний год ее короткой жизни. Это – не начало истории, это – ее финал, сюда мы еще вернемся. Но эти два портрета уже замечены посетителем и они создают образ зала. Здесь пахнет горем, разлукой, страданием и смертью. За окном солнечный день, а в зале – тяжело и мрачно.

Вид из окна

Мы уходим в другой зал… Он называется «Кузнецкий пятачок». Так  все и было – знакомство с Исаевыми в Семипалатинске было недолгим. Опускающийся, пьющий Александр Иванович получил худо-бедно место и жалование, надо ехать… Маленькое пространство бывшего коридорчика или сеней вмещает в себя рассказ о провинциальном Кузнецке (город был захолустный, но на представленной диораме выглядит почти трогательно). В этом же зале представлены посетителям двое мужчин, судьбы которых связаны с Кузнецком - А.И. Исаев и Н.Б. Вергунов. Благодаря архивам, мы неплохо знаем об обстоятельствах жизни. Но вот  портретов их не сохранилось. Это муж Марии Дмитриевны, Александр Исаев. Человек, некогда подававший надежды, умный и яркий, но спившийся и опустившийся. Он скоро умрет, оставив семью без средств к существованию. Молодая женщина начинает давать уроки французского.

На занятия к ней начинает ходить юноша, купеческий сын, учитель рисования Николай Борисович Вергунов. Он младше ее на четыре года, и впервые встречает женщину с таким отменным воспитанием, вкусом, стилем. Он увлюбляется в Марию Дмитриевну.
Та, похоже, отвечает взаимностью. Читая ее письма, Достоевский отмечает тревожные признаки и  страдает от ревности. Он устраивает себе  служебную поездку в Барнаул, и по пути самовольно отлучается и едет в Новокузнецк. Он узнает, что любимая женщина любит другого, и понимает, что он, лишенный дворянство и осужденный на вечную солдатчину вряд ли сможет стать ее мужем и составить счастье любимой. Разум говорит: «Уступи!». Сердцу не прикажешь. Все эти коллизии разворачиваются в маленьком уездном городке,  спасающемся от скуки пересудами и сплетнями…

Очень тяжело жить в маленьком городе, где ты все время на виду, где каждый шаг твой обсуждают. И даже те, кто тебе искренне сочувствует и готов помочь, невольно терзают тебя.

Диорама старого Кузнецка. Одигитриевская церковь – на переднем плане

Дверь направо – и ты оказываешься в «Салоне госпожи Москалевой». Обилие обитой красной тканью мебели, претендующей на роскошь – и при этом почти крестьянские буфеты. Ларчик-бювар (Мария Дмитриевна любила такие вещи!) – хранитель тайн. Только как же уберечь тайны в маленьком городке – из каждого угла торчат любопытные рожи, подглядывают, перешептываются, переиначивают. А сверху, на потолке,  над всем этим мирком - Божье око. Только вера и только творчество помогают справиться с этим кошмаром пошлого провинциального быта.

Никуда не спрятаться! Салон госпожи Москалевой

Или не спасают? Боже мой, как это банально и пошло – любовный треугольник! Впрочем, одно дело, наблюдать со стороны, другое – любить и терзаться от ревности, от  сомнений – а сможешь ли ты сделать любимую женщину счастливой? От выбора между двумя весьма достойными влюбленными мужчинами.

Следующий зал называется «Эго» или «Треугольник». По-видимому, именно в этой комнате и жила Мария Дмитриевна в годы своего пребывания в Кузнецке. Он самый напряженный и самый проникновенный. Художники, создавая экспозицию,  разумеется трактовали события в первую очередь с точки зрения Ф.М. Достоевского. Но для меня в этом зале особенно остро ощущалось  присутствие Марии Дмитриевны, ее судьбы, ее сомнений.

Судите сами. Жила-была девочка. Росла в любящей семье, на юге России. Получила хорошее воспитание, образование. Блестяще окончила училище и на выпускном была удостоена отличий («Танцевала с шалью!» – помните, как  гордилась этим  Екатерина Ивановна Мармеладова? Это было право первых учениц – выступить перед всеми с сольным танцем!). Вышла замуж за человека, который был хорош и подавал надежды.
Но потом лишился места, спился и умер. А дальше что? Выбрать ли верного и надежного  юношу и похоронить себя в провинции? Или судьба ее – тот, другой, смотревший смерти в глаза,  бывший каторжник, которого жаль…

Самый яркий образ расположенное прямо напротив входа зеркало – такое, которое стояло в будуарах уездных красавиц.

Две грани женской судьбы

У зеркала – портрет Марии Дмитриевны – один из двух дошедших до наших дней. Такой она была в Семипалатинске и в Новкузнецке. Рядом – открытый томик «Идиота», где специально выделен фрагмент текста с описанием фотокарточки Настасьи Филипповны, которую Лев Николаевич Мышкин увидел у Гани Иволгина. Действительно, описание очень и очень сходно с тем, что мы видим на фото. И от зеркала расходятся в разные стороны две женские фигуры. Красавица (Настасья Филипповна? Грушенька? Может быть Наташа Ихменева? А может – юная Екатерина – тогда еще не Мармеладова? С другой стороны  та самая Екатерина Мармеладова, которую мы знаем со школьной скамьи… Исхудавшая, измотанная нищетой и туберкулезом. Две грани одной судьбы. Молодая, очаровательная Маша Констант и замученная чахоткой Мария Достоевская…

Карты – толи на игорном столе, толи гадалка дурит, а может сама сомневающаяся, мятущаяся женщина себе пасьянс раскладывает? А напротив - жуткая конструкция – кровать и на ней отвратительный скорпион (тоже образ из «Идиота», горячечный сон-бред чахоточного юноши, который не хочет умирать, да знает, что скоро умрет). Духовные терзания Федора Михайловича, который с одной стороны хотел обладать возлюбленной,
с другой понимал: с уездным учителем Вергуновым его любимая будет худо-бедно обеспечена. А с ним, осужденным в вечную солдатчину, лишенным дворянства. Телесное, скотское, эгоистичное, самолюбивое – все  в этом образе.

Скорпион – один из самых выразительных образов экспозиции

Напротив - икона и образ Богоматери. Достоевский не был бы самим собой, если бы не пытался даже в такой щекотливой ситуации вести себя благородно. Он хлопочет о том, чтобы Вергунов получил более достойное место и высокое жалование: если Мария Дмитриевна выйдет за него замуж – пусть она будет обеспечена!

Трудно сказать, как сложились бы события, но умирает Николай I, воцарившийся либеральный государь Александр II проявляет свое милосердие к осужденным ранее. Достоевский получает производство в чин прапорщика, а значит, возможность жениться, впоследствии оставить службу, вернуться в Петербург и зарабатывать на жизнь литературным трудом. Он снова обращается к Марии Дмитриевне с просьбой стать его женой и та принимает предложение. Отвергнутый соперник держится достойно. Он великодушен, он показывает свою дружбу к удачливому сопернику и даже соглашается стать свидетелем венчания.

Восторжествовали высшие, духовные качества?

Следующий зал «Венчание». Силуэт иконы «Одигитрия», царские врата, аналой. Фотографии несохранившейся Одигитриевской церкви и  священника Евгения Тюменцева, венчавшего супружескую пару. Есть аудиофон – песнопения и цитаты из воспоминаний свидетелей, отмечавших, что невеста поразила кузнечан красотой и дорогим убором,
а жених был весел и счастлив. Молодые уехали из Кузнецка, и…

Венчание

Я спросила, что стало с Николаем Вергуновым? Он служил учителем в Томске, Барнауле, Семипалатинске. Прожил 48 лет. Жизнь продолжалась – у него была семья и дети…

Что же до Марии Дмитриевны и Федора Михайловича, то их история с одной стороны – описана довольно подробно, с другой – в ней много неясного. Поэтому ограничусь фактами.

Брак длился 7 лет. Супруги часто жили раздельно, даже в разных городах. У Федора Михайловича была своя насыщенная, деятельная жизнь. Мария Дмитриевна заболела туберкулезом. Мучительная болезнь сказалась на ее характере, который  со временем делался все более экзальтированным и  неровным. Она прожила всего 39 лет. «Она любила меня беспредельно, я любил её тоже без меры, но мы не жили с ней счастливо… Это самая честнейшая, самая благороднейшая и великодушнейшая женщина из всех, кого я знал за всю жизнь» - скажет потом о ней своему другу Александру Егорович Врангелю Достоевский.

Но куда боле выразительна запись в дневнике. «Маша лежит на столе. Увижусь ли с Машей?»

Рисунок с фотографии, сделанной за полтора года до смерти Марии Дмитриевны

В экспозиции есть копии записной книжки с этими страницами и портрет Марии Дмитриевны, с фотографии сделанной года за полтора до смерти. Художница, на мой взгляд, утрировала некоторые черты лица. На фотографии Мария Дмитриевна худа и больна, очень похожа на описание Екатерины Ивановны Мармеладовой… Она печальна, но в облике ее нет чего-то зловещего, что присутствует в картине. На портрете Мария Дмитриевна похожа на смерть. Это сходство усугубляется тем, что портрет находится прямо напротив первого сюжетного комплекса с его парящим в воздухе саваном.

Литературоведы отмечают, что черты Марии Исаевой во многом узнаются в образах героинь Достоевского. Таким образом, ее посмертие во много раз дольше и значительнее тех 39 лет, которые она провела на этой земле.

А какой на самом деле была Мария Дмитриевна Достоевская? Образ ее отражается в зеркалах художественного гения мужа, в глазах влюбленного в нее политического ссыльного и уставшего от непростого, болезненного характера мужа, в глазах соперницы и дочери от последующего брака, в глазах ближних и дальних друзей, в глазах читателей и критиков…

Экскурсовод сопровождает всех посетителей музея. Планируется сделать аудиосопровождение  ко всем залам, а не только тому, что рассказывает о венчании. Кстати, текст экскурсии тщательно продуман, изобилует цитатами из писем и произведений Достоевского, архивных документов и воспоминаний очевидцев. Но, по свидетельству работников музея, каждый экскурсовод по-своему расставляет акценты, так что можно пройти через этот музей несколько раз, находя в нем все новые нюансы. Кроме того, любое художественное произведение не позволяет трактовать образы однозначно и плоско.

Потому я предлагаю нашим читателям во-первых, совершить виртуальное путешествие по экспозиции, во-вторых, обязательно посетить музей, если представится такая возможность. Скучно не будет, и равнодушными вы точно не уйдете!

 

ПС. В настоящее время в музее готовится незначительная реконструкция: появились новые предметы, делающие целостные образы более выразительными.

17.07.2018 г.

Татьяна Назаренко
Любовь и смерть в музейной экспозиции