О музее / К 100-летию со времени основания музея / Век back

25 декабря. В своём репертуаре

8 / 367

Вера Сотеровна Клоптовская в сценическом костюме. Начало XХ века

Источник: внешняя ссылка

 

Как и везде в советской республике, в Томске остро стоял вопрос с театральным репертуаром, соответствующим революционной эпохе. В самодеятельных кружках могли иной раз поставить какую-нибудь «старорежимную» пьеску несерьёзного содержания. Но в театрах, подчинявшихся советским органам власти (прежде всего, губнаробразу и губполитпросвету), строго следили за репертуаром. Репертуаром, к слову сказать, совсем ещё небольшим – ведь многие томские театры того времени были созданы в том же 1920-м.

В целом на томских подмостках преобладали пьесы (будь то классические или более современные, отечественные или переводные), в которых поднимались темы бунтарства, борьбы за свободу, содержались критика буржуазного общества, протест против угнетения. То есть, как тогда говорили, – «пьесы, созвучные революции». Некоторые из пьес   были созданы в годы Первой русской революции или в период общественного подъёма в стране ещё в дореволюционную эпоху. Судите сами.

В июле-декабре 1920 года местными труппами на главных сценических площадках города по нескольку раз ставились:

– «Рыбаки (сцены из деревенской жизни)» (видимо, по роману 1853 года Д. Григоровича);

– «Женитьба Бальзаминова» (1861) А. Островского;

– «Без вины виноватые» (1883) А. Островского;

– «На бойком месте» (1885) А. Островского

– «Власть тьмы» (1886) Л. Толстого»;

– «На дне» (1902) М. Горького;

– «Весенний поток» (1905) А. Косоротова;

– «Евреи» (1906) Е. Чирикова;

– «Непогребённые» (1909) В. Евдокимова;

– «Молодёжь (17-летние)» (пер. с немецкого) М. Дрейера;

– «Восставшие» (автор не указан[1]).

Особенно часто мелькала на афишах «историческая хроника» в стихах «Степан Разин» Гавровского. Некий просвещённый критик её просто-напросто раздраконил в местной газете: «Пьесу менее историческую и более антихудожественную трудно придумать», «куклы в исторических костюмах, но не живые люди определённой исторической эпохи, нет ничего исторического кроме имён и фактов», «нагромождение грубейших совершенно нехудожественных эффектов» (имитация пожара, много выстрелов), «постоянные убийства, которые не производят драматического впечатления», не пугают, а вызывают «простое физическое отвращение»[2].

Но вновь и вновь «Степан Разин» громыхал и полыхал на томских подмостках – видимо, красноармейцам эффектный спектакль на военно-повстанческую тематику пришёлся по сердцу.

Одним нравится – другим нет. Здесь можно увидеть отблеск скрытой полемики и того времени, и наших дней. Чей вкус предпочтительнее – искушённых зрителей, ориентированных на высокие образцы культуры, или более многочисленных и менее притязательных «простодушных» с их тягой к ярким зрелищным эффектам и сильным простым эмоциям? Интересно, как думает наш читатель?

Для томской оперы, похоже, тоже отбирали спектакли, которые при желании можно было подать как «созвучные революции» – бунтарские или обличительные: «Русалка», «Евгений Онегин», «Царская невеста», «Кармен», «Демон», «Тоска». Правда, в отличие от многих драматических спектаклей, ставившихся в Томске в 1920 году, названные оперы и ныне составляют вневременной фонд классического наследия музыкального театра и не сошли с его подмостков.

Сделаем небольшое отступление, чтобы познакомить читателя с несколькими оперными артистами, выступавшими в Томске в 1920 году.

Вера Сотеровна (Соттаровна) Клоптовскя (ок.1873–?) – оперная дива. В её репертуар входили партии драматического сопрано и меццо. Когда-то она выступала на одной сцене с Ф.И. Шаляпиным, была первой исполнительницей роли Золотого петушка в опере Н.А. Римского-Корсакова, некоторых романсов В.Я. Шебалина. В 1920 году она блистала на томской сцене, в том числе в поставленной к концу года опере «Кармен», в которой исполняла главную роль. О том, насколько певица была любима томской публикой, говорит то, что билеты на премьеру были полностью раскуплены задолго до назначенного дня.

Нередко партнёром Веры Сотеровны по сцене выступал её супруг – лирический баритон Александр Никитич Ульянов (1887–1966). В 1922 году супруги, как и некоторые другие певцы, выехали из Томска, получив приглашение в Новониколаевск для выступлений в создававшемся оперном театре. Позже певческая пара выступала в Перми, Екатеринбурге, занималась преподавательской работой[3].

Сведения о другом томском певце 1920 года были получены от давнего друга нашего музея Ольги Валериановны Родюковой. Ольга Валериановна, спасибо большое!

Родюков Владимир Алексеевич (1885–1963) – баритон, один из отпрысков томско-нарымской купеческой семьи Родюковых. Своё вокальное дарование он развивал в Томском музыкальном училище и в Италии – в школе при знаменитом оперном театре «Ла Скала». Его жена, Ольга Никоновна (1892–1967, в девичестве Молчанова), окончила Московскую консерваторию как концертмейстер вокалистов.

В 1920 году Владимир Алексеевич выступал на томских митингах-концертах и, очевидно, в оперных спектаклях. В 1924 году супруги-артисты переехали в Харбин. Здесь они активно участвовали в музыкальной жизни города, организовали Музыкальный салон, позже преобразованный в Вокальное отделение при Советской Высшей Музыкальной Школе. Владимир Алексеевич пел в опере, Ольга Никоновна концертировала. Затем супруги с детьми (их было четверо) перебрались в США. Один из внуков Владимира Алексеевича тоже стал певцом.

 

Владимир Алексеевич Родюков. Россия. 1916 год (из частной коллекции)
Ольга Никоновна Родюкова. Россия. 1916 год (из частной коллекции)
Родюков В.А. в роли Паяца в опере Р. Леонкавалло «Паяцы». Харбин. 1930 год (из частной коллекции)

Но вернёмся к театральному репертуару Томска 1920 года. Ещё одно новшество – создание особых детских спектаклей. В декабре на сцену вышли «Снежная королева» и грибоедовское «Горе от ума». Причём пьесу русского классика поставил рабис (профсоюз театральных деятелей) – не по указке, а по своей инициативе, на энтузиазме самих артистов. Бесплатные билеты передавались пачками в школы, и стылое здание театра музыкальной комедии наполнялось оживлением, толкотнёй и звонким гулом детских голосов.

Также своими силами томские деятели постарались закрыть другую брешь в репертуаре – отсутствие постановок на собственно революционную тематику. В августе театральная секция губполитпросвета объявила конкурс на создание одно- или двухактных пьес революционного содержания. В конце октября жюри в составе товарищей Гобермана, Калабухова, Рошковского, Дубровиной, и Атмакина подвели итоги.

Из представленных на конкурс 12 пьес две были премированы: «Власть труда» Александрова (1 премия) и «Честь и совесть» Саваровского (2 премия). Кроме того, ещё две конкурсных работы («Дармоед» Маловецкого и «Подлец» Либнина) постановили «купить по цене 3-й премии»[4]: Премированные пьесы попали в репертуар передвижной труппы губполитпросвета и периодически разыгрывались в Томске и на других, порой импровизированных, сценах губернии.

Томские театры 1920 года относили себя к «репертуарным», обязаны были заботиться о качестве разыгрываемых пьес и постановок. Небольшой в этом отношении «багаж» требовал периодического пополнения и обновления (не потерять бы зрительский интерес!). Это происходило значительно реже, чем в коммерческих антрепризах до революции. Ведь тогда труппа в городе не рисковала оставаться более, чем на один сезон без систематического представления новых постановок. Такие «скороспелки» готовились буквально за несколько дней. Но и пребывание их на подмостках было кратко. Жизнь же многих спектаклей в Томске 1920 года длилась, по крайней мере, несколько месяцев. Ведь благодаря бесплатному посещению театров численность зрителей резко возросла.

Созданный в ноябре 1920 года в Томске «Театр студийных постановок» пополнил томскую афишу ещё двумя спектаклями. Но рассказ об этом отложим до другого раза.

 

Хор опричников «То не соколы в поднебесье слетались…» из 2 действия оперы Н.А. Римского-Корсакова «Царская невеста».

Исполняет хор и оркестр Мариинского театра, дирижёр В.А. Гергиев (источник: внешняя ссылка ). «Царская невеста» ставилась в Томске в 1920 году.

В. Гергиев То не соколы_.mp3

__________________________________________________

[1] Возможно, по пьесе «Ткачи», написанной в 1892 году  немецким драматургом Г. Гауптманом.

[2] Знамя революции.1920. 14 октября.

[3] См.: Вавилов С.П., Ткаленко Я.В. Оперные постановки томичей в 1900–1920-х гг.// Вестник Томского государственного университета. Культурологи и искусствоведение. 2018. № 29. С. 176; Клоптовская Вера Соттаровна // Википедия. и Ульянов Александр Никитич // Википедия. 

[4] Знамя революции.1920. 31 октября