О музее / К 100-летию со времени основания музея / Век back

17 октября. Памяти Венгерова

9 / 299

Семён Афанасьевич Венгеров. 1890-е годы (источник изображения)

 

На 17 октября 1920 года в Томске был назначен вечер памяти знаменитого историка русской литературы Семёна Афанасьевича Венгерова. Весть о его смерти и похоронах пришла в Сибирь в середине сентября.

Петроград. 18 сентября.

17 сентября состоялись похороны профессора С.А. Венгерова. Гроб с прахом почившего был перенесён на руках многочисленных учеников умершего профессора с его квартиры в Загородном пр. на Волково кладбище.

Проводить тело С.А. Венгерова собралась также многие представители учёного мира и друзья покойного.1

 

Семён Афанасьевич Венгеров (1855–1920) – уроженец Полтавской губернии, выпускник Петербургской гимназии, получил прекрасное и широкое образование: поучился в Медико-хирургической академии (1872–1874), но закончил юридический факультет Петербургского университета (1879), а затем экстерном сдал экзамены по историко-филологическому факультету в Юрьевском университете2 (1880).

Интерес к литературе был неслучаен: мать – писательница3, сестра Зинаида – переводчица, сам – журналист. Ещё в студенческие годы Венгеров начал сотрудничать в нескольких столичных изданиях. На страницах периодики он выступал и как автор фельетонов, и как литературный критик, и как историк «славянского племени», а одно время как редактор журнала («Устои»). В студенческие же годы началась исследовательская деятельность Семёна Афанасьевича.

Сугубую известность Венгеров приобрёл как библиограф и биограф русских литераторов. Его скрупулёзные, насыщенные массой фактических данных труды – будь то многотомный биографический словарь русских писателей или статьи в «Энциклопедии» Брокгауза и Ефрона (коих было несколько сот!), или другие его работы –не только принесли своему автору заслуженную известность среди современников, но и славу в потомках, поскольку используются исследователями до сих пор.

«Своей важнейшей задачей Венгеров считал написание биографий русских писателей, ставших впоследствии фундаментом «Критико-библиографического словаря русских писателей и учёных от начала русской образованности до наших дней». Для словаря им было написано более 600 статей, в которых подробно освещена деятельность писателей и учёных, даны списки произведений, а также литературы о них, причём учтены не только крупные, но и малые представители русской литературы и науки. Словарь содержит статьи и документальные справки более чем о 2000 писателей»4

Преподавательская деятельность Венгерова осуществлялась с перерывами по причине преследования его властями как «неблагонадёжного» – по своим взглядам он был близок народникам. Наш современник тут, пожалуй, удивится, – как, сын ни много ни мало директора банка и в числе печальников о народной доле?! И при этом никакой корысти в виде политических дивидендов?! А ведь Семён Афанасьевич был не один такой… Видно, из опыта становления собственной личности и себе подобных выросла одна из основных идей Венгерова о русской интеллигенции, «представительством» которой являлась отечественная литература…

«В истории русской литературы Венгеров видит «тоску по подвигу», «жажду самопожертвования». Твёрдо убеждённый в «проповедническом» характере русской литературы, он считает, что вся её история сводится к смене идей и настроений при единой их сущности, не определяемой классовыми отношениями. Русскую литературу создал кающийся дворянин и непривилегированный интеллигент… Для русских писателей характерен беззаветный героизм, отказ от классовых привилегий, «самозаклание». В этом именно обаяние русской литературы, которое, стоя на классовой точке зрения, ни в какой мере объяснить нельзя».5

А ещё была организаторская работа – в основном уже в революционную эпоху: В 1916–1919 годах Венгеров был председателем Литературного фонда, в 1917-м стал создателем и директором Российской книжной палаты, действующей до сих пор.

Семён Афанасьевич был известен и уважаем многими и как профессор Петербургского университета, Бестужевских курсов, Психоневрологического института, основатель и руководитель любимого студентами Пушкинского семинария, членами которого были именитые впоследствии пушкинисты, писатели…

Известие о кончине Венгерова в среде томской интеллигенции многих огорчило – в университете, других учебных заведениях, нашлись не только почитатели трудов известного историка, но и его непосредственные ученики, бывшие коллеги. Напомним, что кадры историко-филологического факультета, созданного в Томском университете в 1917 году, комплектовались кроме прочего приехавшими учёными-преподавателями из Петроградского университета, получившими в Сибири профессорские посты.  В ходе гражданской войны в Томск попали эвакуированные деятели из казанского и пермского университетов, среди которых оказались питомцы столичной альма-матер. Да и среди педагогов средних школ Томска несомненно имелись выпускники столичного вуза – ведь именно школьные учителя первыми предложили почтить память Венгерова особым собранием.

Итак, совместное заседание томского кружка учителей-словесников и Общества этнографии, истории и археологии, посвящённое памяти учителя и коллеги, решили провести 17 октября.  Заседание было назначено в одной из университетских аудиторий, приглашались все желающие. Темы докладов были такие: «Венгеров как учитель учителей» (М.Г. Арлюк), «Венгеров как руководитель пушкинского семинария» (А.П. Сысоев), «Венгеров как библиограф» (А.Д. Жуков)…

Вспомним и мы вдохновенного исследователя русской литературы вместе с его учениками и современниками…

«…Он организовал при университете Пушкинский семинарий, ставший почти сразу центром научной жизни славяно-русского отделения. Семён Афанасьевич являл собой пример неутомимого труженика, безгранично преданного литературе. Студенты восхищались его огромной эрудицией, неисчерпаемой энергией, организаторским талантом. «Он мелкими шажками ходил по коридору, – вспоминал не без доброй улыбки Б.М. Эйхенбаум6, окружённый бородой и студентами. О нём шутили: «Семён просеменил в просеминарий».

…Вспоминая о студенческих годах, Тынянов7 прежде всего отмечает семинарий Венгерова. «На своём отделении больше всего занимался у Венгерова, который был старым литератором, а не казённым профессором и любил вспоминать свои встречи с Тургеневым. Его Пушкинский семинарий был скорее литературным обществом, чем студенческими занятиями. Там спорили обо всём, спорили о сюжете, стихе. Казённого порядка не было. Руководитель с седой бородой вмешивался в споры, как юноша, и всем интересовался»…8

«…Читал лекции Семён Афанасьевич очень живо, волнуясь, они были проникнуты энтузиазмом, горячей любовью к русской литературе, доходящей до пламенного поклонения ей. Всё это заряжало студентов, передавалось им, возбуждало в них живой интерес к литературе, любовь к ней.

…Семён Афанасьевич был человеком с широким общественным миросозерцанием, проникнутым прогрессивным, демократическим духом, но свободным от какой-либо узкой партийности, политической нетерпимости»…9

Книги из серии библиографических работ С.А.Венгерова. С.-Петербург. 1897 год (из фондов ТОКМ)

_______________________________________________________________________________________________________________________

[1] Знамя революции.1920. 3 октября.

[2] Ныне Тартуский университет.

[3]Паулина Юльевна Венгерова была немецкой писательницей, автором «Воспоминаний бабушки» (Wengeroff P., Memoiren einer Grossmutter).

[4] Демьянок А. Семён Венгеров: «Русская литература всегда была кафедрой учительного слова» 

[5] Там же.

[6] Борис Михайлович Эйхенбаум (1886–1959) – российский и советский литературовед, исследователь творчества Л.Н. Толстого.

[7] Юрий Николаевич Тынянов (1894–1943) – русский, советский писатель, драматург, литературовед, критик

[8] Сухих И.Н., Шубин В.Ф. «Так началась моя работа...» (Юрий Тынянов в Петербургском – Петроградском университете) // Очерки по истории Ленинградского университета. Л., 1989.Вып. V. C. 47, 49.

[9]  Фомин А.Г. С.А. Венгеров как руководитель Пушкинского семинария // Пушкинский сборник памяти профессора Семёна Афанасьевича Венгерова. М.-Пг., 1923. С. XIV.