Блог

Генерал и божество: предметы, связанные с культом Гуаньди - 2

27 мая 2019

В 1 части мы говорили о Гуаньди как человеке по имени Гуань Юй, теперь же поговорим о Гуаньди как о многогранном  божестве.

1 часть

https://tomskmuseum.ru/blog/b20190409general/

C VII–IX вв. бывший генерал удостоился чести быть почитаемым в буддийских храмах как страж, с IX в. даосы приписали Гуаньди способность отвращать демонов, а с XII в. императоры Китая стали жаловать божеству один титул за другим, и даже в  1916 первый президент Китайской Республики Юань Ши-кай выпустил декрет, подтверждающий необходимость принесения жертв Гуань-ди всеми чиновниками. Простыми китайцами Гуаньди почитался как защитник от любых зол и невзгод, злых сил и демонов, как бог войны и покровитель воинов, бог богатства, приносящий удачу и благосостояние, бог литературы (а для сдачи государственного экзамена на чиновничью должность литературу нужно было знать) – то есть, не было бы сферы, в которой Гуаньди был бы бессилен.

Михаил Аркадьевич Полумордвинов привез в Томск из Маньчжурии не только иконы, связанные с Гуаньди, но и скульптурную группу из медного сплава (полое литьё), причем старинную, сделанную еще  в XVIII в. Участники группы все те же – сам Гуаньди, его приемный сын Гуань Пин и соратник Чжоу Цан. Сам Гуаньди «ростом» составляет 13,5 см,
а его спутники соответственно 7,9 и 10 см. То есть, величие Гуаньди подчеркивается его ростом. Если на иконах он одет как воин, то здесь его облик стал более мирным – мы видим нижнюю часть доспеха, но поверх него Гуаньди облачен в халат, а на голове у него головной убор императора, правда, утративший подвески с бусинами. Также наш герой почти лишился своих главных атрибутов – бороды и усов (для них остались отверстия), –
и еще одного атрибута в руках.  Мирными стали и его спутники, больше походящие на чиновников. Надо отметить, что работа довольно тонкая, одеяния скульптур покрыты тонким чеканным узором.

Любопытно описание триады в рукописях Полумордвинова (справа – Гуань Пин, слева – Чжоу Цан):

«Гуанди. Группа из трех фигур. Средняя сидящая на троне по-европейски фигура в богатой одежде, с длинными усами и пучком волос с подбородка и обеих щек. На голове круглая плоская шапка, а сверху нее как бы балдахин. Руки сложены вместе перед грудью, держат сосуд.

Справа - стоящая фигура в характерной старинной татарской шапке  с зелеными полями. В правой руке - секира, в левой двурогий крюк.

Слева - стоящая фигура с головой, повязанной как бы чалмой. В сложенных руках держит печать. В Мукдене в 1907 г. 10 руб. Медная, литая.»

Благодаря ей мы знаем, где и когда были приобретены скульптуры, а также какие раньше были атрибуты.

Рис.1. Скульптура Гуаньди (ТОКМ 3114/173) из коллекции М.А.Полумордвинова
Рис.2. Скульптура Гуань Пина (ТОКМ 3114/128) из коллекции М.А.Полумордвинова
Рис.3. Скульптура Чжоу Цана (ТОКМ 3114/145) из коллекции М.А.Полумордвинова

В обширной фотоколлекции М.А. Полумордвинова имеется фронтальный снимок храма Гуаньди, точнее, «триумфальной арки», из-за которой можно рассмотреть разве что двор святилища.

Рис.4. Хуланчэн, Гуаньди-мяо (ТОКМ ФФ 3795/5, подписано на обороте рукой Полумордвинова)

Хотя снимок и подписан самим коллекционером, неизвестно, была ли фотография сделана им или, подобно другим снимкам, кем-то из его сослуживцев. Хуланчэн – город в Хэйлуцзянской провинции, одна из станций Китайско-Восточной железной дороги. «Мяо» – это название храмов, признанных в Китае государственными, о чем также свидетельствует арка перед входом в храм. Арка снабжена тремя крышами, покрытыми цилиндрической черепицей, сложнейшими кронштейнами-доугун, богатым декором – архитектурной живописью на планках и скульптурами «хиашоу» («маленькие звери») на коньках крыш. Причем надо заметить, что эти скульптуры характерны для храмов многих конфессий – конфуцианских, даосских и буддийских.

Рис.5. Фрагмент снимка – скульптуры зверей на крыше арки
Рис.6. Фрагмент снимка – курильница в виде треножника и пагоды и прихожане храма (маньчжуры)

На Тибете в XVIII в. Гуаньди начали отождествлять с  буддийским богом войны по имени Джамсаран.

Джамсаран («одетый в панцирь»)  изначально был демоном, но, как и многие другие страшные создания, был «впитан» буддизмом как особое божество-охранитель веры, верующих и храмов – таких называли «дхармапала» («хранитель Дхармы», то есть, буддийского Учения). Простые люди просят у Джамсарана защиту от страхов и опасностей. Есть у него и другое имя – Улаан сахиус, «красный хранитель», потому что хранитель имеет красное лицо  (и в этом схож с краснолицым Гуаньди).

В музее хранится живописное цакли (по-нашему образок) также из коллекции М.А.Полумордвинова. Ее могли помещать в киот и ставить на алтарь или даже носить на груди. Сделана она в  Китае в  кон.  XIX – н. XX вв.  на грунтованной ткани минеральными красками.

Рис.7. Цакли Джамсаран (ТОКМ 3114/222) из коллекции М.А.Полумордвинова

Если Гуаньди на буддийских иконах изображается царственно, то у Джамсарана есть все признаки буддийского гневного божества:  

страшное лицо с короной из черепов и развевающиеся волосы,

под халатом – доспех, но на поясе у него не рыбий хвост или дракон, как у Гуаньди, а подвеска из отрубленных голов;

лотосовый трон, поверхность которого не белая (лунная), как у мирных божеств, а красная (солнечная);

в одной руке он держит скорпионовый меч (рукоять в виде скорпиона), а в другой лёгкие и сердце врага веры, кроме того, локтем прижимает к себе лук.

Вместо нимба у Джамсарана ореол из пламени, а его  спутники страшны. Кстати, он тоже имеет двух постоянных «партнеров» – это его сестра верхом на медведе и генерал на волке (иногда на буддийских иконах волка можно отличить от лошади лишь по наличию лап с когтями). Остальные гневные персонажи – божества смерти.

Единственным мирным созданием является Будда Амида вверху иконы – хозяин Западного Рая. Кстати, на иконе из предыдущего поста над Гуаньди изображены будда Шакьямуни с двумя своими предшественниками (Буддами Прошлого).

Лошадь у Джамсарана тоже имеется, однако это не совсем конь-друг. Обычно те существа, которых попирают гневные божества, олицетворяют разные человеческие страсти, у Джамсарана же попирание зеленой лошади и человека объясняется еще одной причиной: так он покровительствует стадам и людям. Зеленый цвет лошади связан с мифологией монгольских народов – де, если в стаде появится зеленый конь, то стадо увеличится на тысячу голов.

Джамсаран весьма интересовал М.А.Полумордвинова – в его рукописях есть подробное описание его иконографического облика, а сама икона подписана рукой коллекционера сзади – мы видим имена божеств и факсимиле «Полумордвинов», которым он отмечал и иконы, и книги из своей библиотеки (сейчас большая их часть хранится в научной библиотеке ТГУ, а несколько – в научном архиве нашего музея).

Рис.8. Цакли Джамсаран (ТОКМ 3114/222) - оборот

Завершая рассказ о культе Гуаньди, вспомним другого героя, с которым его образ соединился в  XIX в. на монгольско-тибетской «почве». Ранее в еще одной заметке

Дом Будды и дракона – китайская божница

https://tomskmuseum.ru/blog/b20180827dB/

было отмечено, что в приемной юрте монгольского князя нашлось место иконе Гуаньди, причем варианту с Гуань Пином и Чжоу Цаном. Однако Гуань Юй – персонаж китайской мифологии, непонятный для монголов, бурят, тувинцев и тибетцев. Однако у них нашелся свой персонаж – Гэсэр-хан, и, вероятно, изображения Гуаньди вызывали ассоциации с ним.

Гэсэр-хан – это победитель чудовищ, небесный всадник, покровитель воинов, защитник стад, сын бога неба или гор.

Надо сказать, скакуна он тоже имел прославленного:

Гэсэр гнедого зовет коня.
С ногами быстрыми, тонкими,
С копытами крепкими, звонкими.
Конь гнедой Бэльгэн отозвался вмиг,
Конь, как молния, под окном возник.
В юго-западное окно копытом бьет,
Открывает окно, батора  ждет.

Бурятский эпос «Гэсэр», перевод Владимира Солоухина .
*Батор – богатырь.

Итак, мы рассмотрели предметы краеведческого музея, связанные с культом Гуаньди. Напоследок хочется сказать, что Гуаньди популярен до сих пор, и не только как божество, но и как герой произведений искусства. Есть множество старых и новых китайских фильмов про генерала Гуань Юя, много лет не забывают о нем в мультипликации и японцы, а Гэсэр-хан обрел свой облик в российском кинематографе: в фантастическом фильме «Ночной дозор» (по одноименному роману С.Лукьяненко) фамилия главы московских Светлых  – Гесер (играет Владимир Меньшов).

Рис.9. Шестиметровый памятник Гэсэр-хану на проспекте Победы в Улан-Удэ, возведенный в 2006 г., скульптор – А.Миронов (снимок А.Котенко, сентябрь 2018 г.)
Котенко Александра Леонидовна
научный сотрудник научно-исследовательского отдела Томского областного краеведческого музея
им. М.Б. Шатилова
Генерал и божество: предметы, связанные с культом Гуаньди - 2