Блог

Может ли музей стать Музой?

26 февраля 2019

Изучать историю можно по-разному. Обычно под изучением понимается научное исследование – то есть объективное, основанное на комплексе источников и изучении уже имеющихся исследований, получение нового знания. Ну, как вариант – «пройти» тот или иной период. То есть прийти на лекцию или семинар, выслушать компетентного человека, получить новые для себя знания или – сверить уже имеющийся интеллектуальный багаж со знаниями другого человека.

Но ведь логический путь познания – не единственный. Человек – существо, наделенное эмоциями и фантазией. И там, где кончаются факты, иногда начинает работать интуиция и «исследовательское чутье». Но его к научной работе не пришьешь. Хорошо, когда исследователь бывает наделен литературными способностями и то, что не имеет права включить в научную работу, в состоянии изложить в тексте художественном.

Бывает и иначе. Обилие старых предметов, с историей подталкивает общающегося с ними человека к фантазиям. Так рождается художественный текст.

Татьяна Назаренко
Александра Котенко

Двух героинь  встречи – разных по возрасту, по образованию, жизненному опыту и интересам, объединяют место работы и способности к литературному творчеству.

Александра Котенко пришла в музей недавно, но уже успела завоевать авторитет среди коллег своими знаниями и подходом к работе. По образованию Александра Леонидовна – музеолог, окончила ТГУ. Интерес к восточной культуре определился для нее как бы сам по себе: родом она из г. Северокурильска. Александра Леонидовна исследует обширную восточную коллекцию ТОКМ.

Татьяна Назаренко работает в музее с 1996 года, по образованию – историк (ТГУ), а музейному делу училась уже после получения диплома. Интересы ее лежат в области истории России и истории повседневности. Томичи Татьяну Юрьевну знают по проекту «Сибиряки вольные и невольные», который собирает на единой информационной платформе судьбы обычных людей и семей, живших в необычное время. Впрочем, время – всегда необычное и интересное.

На встрече присутствовали участники проекта «Центр прикладной истории «Со-Действие» (реализуется при поддержке фонда М. Прохорова), многие из которых – активисты краеведческого кружка «Сибирской библиотеки», давние друзья музея, проекта «Сибиряки вольные и невольные» и Центра практической истории «Со-Действие».

Встреча проводилась не случайно.

В рамках проекта «Центр Исторического сознания «Со-Действие» (фонд Михаила Прохорова) планируется провести конкурс «ИсториЯ» (объявление конкурса весной 2019 г., проведение в сентябре 2019 г.) с тремя номинациями:

  1. Изучение истории своей семьи
  2. Изучение истории своего края
  3. Творческая интерпретация исторического сюжета

Введение 3 номинации сможет выполнить следующие задачи

  • участник может «оживить» личную историю или сюжет истории края литературным способом (творческое самовыражение)
  • актуализировать музей как социокультурный институт памяти (предложение широкого спектра тем о музее, отдельных музейных предметах, сюжетах, уже представленных в музее)

 

Участники конкурса смогут получить:

  • публикацию на ресурсах музея
  • иллюстрацию к публикации из подлинных музейных изображений 
  • возможность бесплатно пройти не только обычную экскурсию, но и экскурсию по «внутренней жизни музея», фондам или отдельному предмету/сюжету (лекторы –Назаренко Т.Ю., Котенко А.Л.)

Начали, как водится, с теории.

Александра Котенко рассказала о кухне своих работ. На кафедре музеологии, где Александра Леонидовна провела студенческие годы, учат помимо прочего истории музеев и музейной мысли. Среди теоретиков музейного дела был Федоров Николай Федорович, русский космист, «московский Сократ», представлявший музей будущего сразу как музей, обсерваторию, школу и храм. Он также считал, что в будущем в музее станет возможным оживлять предков («отцов») с помощью принадлежавших им предметов, дабы все человечество объединилось в едином поколении.

Николай Федорович Федоров

Эта теория вдохновила А.Л. на короткий юмористический рассказ «Музейное воскрешение» , в котором стажер музея оживляет Петра Первого через ружье.

Второе ее произведение, фантастическая повесть «Паутина павших богов», была вдохновлена исследованием наследия военного востоковеда М.А.Полумордвинова, служившего в Маньчжурии в 1904-1915 гг., а именно одной из привезенных им буддийских икон – многофигурной ксилографией «Рай Сукхавати» конца ХIХ века.

ТОКМ 3114/180
Сукхавати – западный рай или чистая земля Татхагаты Амитабхи.
Китай, XIX – XX вв.

Черно-белая ксилография (свиток); бумага, черная тушь, тонкий китайский шелк, наклееный на бумагу по краям, как обрамление живописного изображения, дерево (штанги).

Размеры:255 х 110 см

Фрагмент иконы
А.Л. Котенко за исследованием иконы

Александра Леонидовна рассказывала о трех сюжетах, пронизавших повесть:

  • музейном исследовании иконы, поменявшем ее смысл;
  • о чувствах, которые вызывают в людях предметы в музее и храме;
  • о влиянии человеческих желаний на «биографии» богов и предметах, свидетельствующих об этих биографиях.

Прототипами для героев повести послужили сам М.А.Полумордвинов и известный этнограф ХХ столетия Мирча Элиадэ (студенты Института искусств и культуры также знакомятся с его трудами). Впрочем, не стоит забывать, что повесть фантастическая.

 

Произведения Т.Ю. Назаренко более приземлены. В историко-бытовой повести «Мамеле» (Мамочка)  речь идёт о биографии еврейского юноши Марка Штоклянда, жившего в Виннице в начале ХХ века. Казалось бы – где Винница, а где – Томский краеведческий музей? Но на самом деле связь самая прямая: работа над повестью велась параллельно с созданием выставки «Дочери Сары» - о томских евреях. Важнейшей частью выставки стали семейные архивы семей Дондо и Эрбсманов. Старинные фотографии, на которых запечатлена история семей и рассказы Лии Вениаминовны Дондо и Итты Ароновны Эрбсман и подтолкнули ее к мысли о написании повести.

Семья Родовских. Вся жизнь в трех фото из архива семьи Эрбсман. Из фондов ТОКМ
Савелий и Бася Гурьевичи. Внешность Баси Гурьевич легла в основу описания внешности мамы главного героя. Из фондов ТОКМ
На фото – пять человек – женщина беременна. Эта деталь тоже вошла в повесть. Из фондов ТОКМ
Протоптип главного героя повести – Марк Исаевич Гай (Штоклянд). 1898 – 1938

Фотоархив семьи Штоклядов тоже стал героем повести, причем в весьма трагический момент. У главного героя во время погрома погибла вся семья. Погромщики разбросали фотографии по полу, и Марк в приступе отчаяния ползает по полу и собирает фотографии: «Как будто, собрав фотографии, я мог воскресить свою семью»…

 

Второй сюжет, вдохновленный фондами ТОКМ - еще ненаписанный документально-фантастический роман «Третий-лишний». В основу его легла история жизни и смерти двух нарымских политссыльных – Алексея Сергеевича Ермолаева и Самуила Пинхусовича Гольдштейна

Часть романа – это вполне достоверные сведения о жизни молодых людей, быте нарымской дореволюционной ссылки. Даже цитаты из архивных дел . Но есть и еще один персонаж – Нарымка или Бабабня – в зависимости от ипостаси, в которой она является перед людьми. «Нарым - несомненно женщина, в отличие, допустим, от Москвы или Питера» - заметила Татьяна Назаренко. И, отвечаяна вопросы слушателей, сказала, что её представления о поле и внешности различных мест – чисто интуитивны, и как писатель она имеет право на фантазии.

Встреча длилась более двух часов, потом слушатели долго не хотели расходиться.

Участники встречи благодарят хозяйку и организатора семинаров – музейного библиотекаря Светлану Валерьевну Бубнову. Именно благодаря ее значительной, постоянной, хотя и не бросающейся сразу в глаза работе, встречи проходят в очень уютной атмосфере, и в музейной библиотеке собирается много интересных собеседников и внимательных слушателей.

А.Л. Котенко, Т.Ю. Назаренко
Может ли музей стать Музой?