Блог

Открытие Томского краевого музея: «История Томска обогатилась ещё одной датой…»

17 марта 2017

К 95-летию Томского областного краеведческого музея

 

Открытие Томского краевого музея:

«История Томска обогатилась ещё одной датой…»

 

(продолжение)[i]

 

 

Убранство интерьерных залов Томского краевого музея составила, главным образом, мебель из особняка золотопромышленника И.Д. Асташева (напомню, именно в этом особняке развернулась первая экспозиция Томского краевого музея).

В одном из этих залов была расставлена парадная мебель, в том числе кресла, покрытые лаком, с рельефными позолоченными изображениями лир, пальметт, розеток, лавровых венков и вышивкой растительных узоров по синему атласу…[ii]

 

Кресло в стиле ампир из «синего» парадного гарнитура особняка И.Д. Асташева. 1840-е гг. Реконструкция. Рисунок Л. Чистяковой. 2000 г.

Сходные кресла изготавливались, между прочим, для императорского Зимнего дворца, а тут – Сибирь середины XIX века! Здесь же – большие гобелены с изображением жанровых сцен «галантного века»:  «…прекрасна стильная мебель с её торжественным черно-сине-золотым созвучием. Изысканны гобелены (тканые ковры, картины для стен) по композиции Ланкре, последователя бессмертного Ватто».

Мебель когда-то принадлежала И.Д. Асташеву, а вот названные гобелены, хотя они учётной документацией музея приписываются асташевскому особняку, скорее всего, более позднего происхождения – рубеж XIX и XX вв.

Дело в том, что гобелены  в  середине XIX в., когда золотопромышленник Иван Дмитриевич  Асташев обставлял свой новенький дом, уже вышили из моды.  Спрос на них настолько упал, что в 1856 г. Императорская гобеленная мастерская была закрыта. С другой стороны, известно, что уже в начале XX в., в 1902 г., в Томске неким Доре Ланси была организована выставке-продажа высокохудожественных тканых сюжетных полотен: «Гобелены исполнены ручной тканью по оригиналам знаменитых старых  гобелен  из  Луврского музея и замка Версаль, изображают преимущественно разные эпизоды из жизни  французского двора... на  известном расстоянии – иллюзия картин,  выполненных красками,  правда, несколько бледными... Внимание привлекают «Аврора»...  и «Танец Людовика XVI»[i]

Это описание вполне можно соотнести с одним из экспонатов нашего собрания – громадным гобеленом с блеклыми красками и изображением танца в парке нарядных дамы и кавалера. Музейный гобелен почти полностью воспроизводит картину французского художника эпохи рококо Никола Ланкре «Танец Камаргó» (1730)[ii], картину, посвящённую прославленной, легендарной танцовщице Марии Камарго.

 

Гобелен по сюжету картины Николай Ланкре «Танец Камарго». Франция. Конец XIX – начало XX в.

Продолжаем наш путь по первой экспозиции музея. Итак, в одной из комнат стоял «синий», гостиный» гарнитур из парадной анфилады асташевского «дворца»; в другой комнате – той, которая пыталась «дать  намёк на прелесть домашней обстановки времён Пушкина и Карамзина»,  находился, вероятно, асташевский гарнитур из красного дерева. Его предметы в настоящее время, по мере завершения реставрации, пополняют выставки музея, в том числе – антикварной мебели.

Предметы мебельного гарнитура красного дерева из особняка И.Д. Асташева: каминный экран стулья, ломберный (карточный) стол. Выставка ТОКМ. 2013 г.

 

Интерьерные экспозиции представляли собой весьма распространённое явление в музейном деле молодой советской республики, национализировавшей богатства буржуазии и дворянства, созданные за счёт «эксплуатации народа». Помните, в неподражаемых «Двенадцати стульях» И. Ильфа и Е. Петрова, именно в «Музее мебельного мастерства» состоялась роковая встреча «концессионеров» с вегетарианкой Лизой:

 

«В маленьких квадратных комнатах, с такими низкими потолками, что каждый входящий туда человек казался гигантом, Лиза бродила минут десять. Это были комнаты, обставленные павловским ампиром, красным деревом и карельской березой – мебелью  строгой, чудесной и воинственной... По углам стояли кресла с высокими спинками, верхушки которых были загнуты на манер бараньих рогов. Солнце лежало на персиковой обивке кресел.

В такое кресло хотелось сейчас же сесть, но сидеть на нём воспрещалось. Лиза мысленно сопоставила, как выглядело бы кресло бесценного павловского ампира рядом с её матрацем в красную полоску. Выходило -- ничего себе. Она прочла на стене табличку с научным и идеологическим обоснованием павловского ампира и, огорчаясь тому, что у неё с Колей нет комнаты в этом дворце...

Наконец, Лиза услышала гул экскурсантов, невнимательно слушавших руководителя, обличавшего империалистические замыслы Екатерины II в связи с любовью покойной императрицы к мебели стиля Луи Сез[i]».

 

Приключения двенадцати стульев из гарнитура тёщи Кисы Воробьянинова  весело имитируют распространённые в постреволюционное десятилетие перипетии судеб подобных же гарнитуров из дворцов и модных особняков: реквизиции, затем продажа с аукционов в частные руки или распределение по разнарядке в учреждения, или передача в музей. И только в последнем случае у образцов декоративно-прикладного искусства разных эпох имелся шанс быть спасёнными от неминуемого разрушения и сохраниться не только для пролетариата 1920-х годов, но и для современных россиян.

Футляр каминных часов из особняка И.Д. Асташева. Середина XIX. в.

 

Обратим внимание ещё на такое обстоятельство. Судя по сохранившимся описаниям первой экспозиции, томские музейщики, создавая в 1922 г. интерьерные залы, не педалировали тему обличения «эксплуататорских классов» (подобно экскурсоводу процитированного выше произведения), интерпретируя интерьерную часть экспозиции в основном с точки зрения эстетики и принадлежности к «золотому веку» русской культуры. Но и в Томске в интерьерной экспозиции не обошлось совсем без апелляции к истории революционной борьбы: в «парадном» зале нашёл своё место, видимо, специально написанный для музея портрет декабриста Г.С. Батенькова, прожившего в Томске в ссылке 10 лет.

 

Блюменталь [Ю.Ю. (?)]. Портрет декабриста Г.С. Батенькова. Томск. 1920–1922 гг.

 

Елена Андреева, март 2017 г.

(Продолжение следует)

 

 

[i] Т.е. стиль Людовика XVI.

[i] Сибирская Жизнь. 1902. 1 мая. С.3.

[ii] Ныне эта картина хранится в Вашингтонской картинной галерее.

[i] Предыдущие публикации: URL: http://tomskmuseum.ru/blog/otkrytie-tomskogo-kraevogo-muzeya-istoriya-tomska-obogatilas-ecshyo-odnoj-datoj/.

[ii] Музей собирает средства на их реставрацию.

Андреева Елена Анатольевна
Открытие Томского краевого музея:  «История Томска обогатилась ещё одной датой…»